Четыре разъяснения минфина и фнс, из-за которых компания рискует нарушить закон

Четыре разъяснения Минфина и ФНС, из-за которых компания рискует нарушить закон

IT-индустрии пока не удается просчитать последствия от использования новых льгот / Андрей Гордеев / Ведомости

Министерство финансов и Федеральная налоговая служба (ФНС) дали разъяснения по налогообложению IT-компаний после вступления в силу послаблений и льгот, предусмотренных налоговым маневром. Речь идет о снижении ставки налога на прибыль до 3% и страховых взносов для производителей программного обеспечения до 7,6%.

Но главное – продажа программного обеспечения, включенного в реестр российских программ, освобождается от НДС. Все эти льготы вступают в силу с 1 января 2021 г. Однако получить их смогут не все компании, работающие в сфере информационных технологий.

«Указанные льготы не распространяются на операции по передаче прав на программы и базы данных, если такие права заключаются в возможности распространять рекламную информацию в сети интернет или получать доступ к такой информации, размещать предложения о приобретении и реализации товаров, искать информацию о потенциальных покупателях и продавцах, а также заключать сделки», – указывает директор департамента налогов и права Deloitte Максим Мосейков.

Предполагалось, что льготы дадут отрасли и компаниям стимулы развивать и локализовывать производство программных продуктов на территории России. Однако формулировки закона оказались настолько туманными, что компании попросили Минфин и ФНС разъяснить, кому и в каких случаях эти льготы положены.

Так, закон предусматривает, что реализация «рекламных» ПО и баз данных не подпадает под новые льготы.

«Разумеется, расплывчатое описание признаков «рекламного» программного обеспечения и баз данных вызвало многочисленные вопросы на тему, какие продукты не смогут применять льготу», – отмечает руководитель практики структурирования бизнеса ООО «Лемчик, Крупский и партнеры» Екатерина Соколова.

Оба ведомства откликнулись на просьбу бизнеса. «Минфин в своем письме № 03-07-07/111669 рассматривает конкретные примеры программных продуктов и отвечает на вопрос, применимы ли к ним льготы. По всей видимости, примеры относятся к конкретным продуктам и компаниям, членам ассоциаций, представителям которых удалось поучаствовать в дискуссии с Минфином и ФНС», – указывает Соколова.

В частности, Минфин объясняет, что права на льготы не имеют маркетплейсы, даже если они продают клиентам или передают по лицензии программное обеспечение, позволяющее размещать предложения о покупке и продаже товаров на данной площадке, участвовать в торгово-закупочных процедурах и заключать сделки по их итогам.

«В этом случае передаваемые по лицензионному договору права, по сути, состоят в получении возможности размещать рекламную информацию и (или) предложения о приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав и (или) заключать сделки по таким предложениям.

Таким образом, основания для применения преференций отсутствуют», – говорит Соколова.

А, например, если компании принадлежат исключительные права на программное обеспечение, обеспечивающее функционирование системы электронного документооборота и она продает лицензии на использование этой программы, она имеет право на льготу, поскольку ее программа не связана с размещением объявлений о купле-продаже, поиском потенциальных покупателей и заключением торговых сделок.

Эксперты указывают, что даже такие «неисчерпывающие» письма полезны для применения компаниями на практике. «Письмо Минфина представляет ценность, особенно с учетом примеров, поясняющих, распространяются ли льготы на отдельные виды продуктов», – считает управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов.

Письмо налоговой службы «О налоговом маневре в IT-отрасли» по структуре еще проще – это список 17 вопросов участников рынка с просьбой разъяснить формулировки закона или рассказать, как будут применяться новые налоговые правила в конкретных ситуациях.

Но и ответов налоговой службы недостаточно для уверенного применения закона на практике.

«Остается ряд неопределенных вопросов, которые волнуют IT-индустрию и не затронуты в письме», – отмечает директор департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ Екатерина Бурлянд.

Например, как рассчитывать пропорции 90% субсидий, которые получают IT-компании. Но основная проблема в том, что юридический статус писем иной по сравнению с положениями закона.

«Компании, деятельность которых схожа с примерами из писем Минфина и ФНС, могут ссылаться на него для обоснования своей позиции, – поясняет Бурлянд.

– Однако фактические обстоятельства могут отличаться и риски разногласий при столь общих формулировках закона все равно остаются».

На практике это означает, что результаты применения налогового маневра в IT-отрасли во многом будут определяться судебной практикой. «Плохо еще и то, что при планировании монетизации конкретного продукта бизнесмен не сможет заранее получить ответ, можно ли конкретно ему пользоваться льготой», – констатирует Соколова.

Письма Минфина и ФНС: точка зрения или закон? | «Гарант-Сервис» г. Красноярск

ВАС РФ принял решение, благодаря которому фирмам станет значительно проще избежать налоговой ответственности, если в работе они руководствовались разъяснениями чиновников.

Если компания в своей деятельности опиралась на разъяснения налогового законодательства, которые были даны уполномоченным органом власти (или его должностным лицом) ей лично или же неопределенному кругу лиц, она освобождается от ответственности*(1). Например, если в результате сумма налога была рассчитана неправильно.

Вас рф: письма минфина — официальные разъяснения

Судебная практика по вопросам применения разъяснений Минфина России в качестве своего рода индульгенции достаточно противоречива. Но недавно появилось решение ВАС РФ N 4350/10*(2), благодаря которому компаниям станет проще в подобных случаях «переложить ответственность» на чиновников финансового ведомства.

Судьи, рассматривая спор о доначислении компании налогов, пеней и штрафов, учли, что при формировании налоговой базы по ЕСН она руководствовалась письмами Минфина России. Эти письма были направлены в ответ на поступающие в адрес ведомства запросы организаций и опубликованы в различных средствах массовой информации и справочно-правовых системах.

ВАС РФ признал этот факт обстоятельством, исключающим вину фирмы в неправильном исчислении налога.

До этого ВАС РФ уже высказывал аналогичное мнение. В решении *(3), которое было принято в 2009 году, судьи указали: поскольку при исчислении налога фирма руководствовалась разъяснениями Минфина России, которые были опубликованы в общераспространенной информационной системе «Кодекс», она освобождается от ответственности.

Но в отличие от Постановления N 4350/10 в судебном решении 2009 года не было указаний, что содержащееся в нем «толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел».

А значит, теперь есть все основания полагать, что исход судебных разбирательств по вопросам применения разъяснений чиновников станет более предсказуемым. Но имейте в виду: в этом решении речь идет лишь о письмах Минфина России, о разъяснениях налоговиков там ничего не сказано.

Кстати, Постановление N 4350/10 интересно еще и тем, что в нем содержится важный для компаний вывод. О том, какую материальную помощь можно учесть в расходах при исчислении налога на прибыль, а какую — нет. Но подробнее об этом мы расскажем в следующем номере «АБ».

Разъяснять или информировать?

Обязанность разъяснять положения налогового законодательства возложена на Минфин России, а задача ФНС России — информировать граждан и организации по общим вопросам применения налогового законодательства и давать разъяснения по заполнению налоговой отчетности*(4). Эти разъяснения могут быть индивидуальными или направленными неопределенному кругу лиц.

И здесь наибольшее число споров возникает по поводу того, что является разъяснениями для неопределенного круга лиц. Можно ли отнести к ним письма чиновников, которые опубликованы и находятся в открытом доступе (в средствах массовой информации, справочно-правовых системах и т.д.)?

В Минфине России считают, что нет. Эти письма носят информационно-разъяснительный характер и должны восприниматься вместе с другими публикациями специалистов в области налогообложения*(5).

Ответы, которые в них содержатся, подготовлены по обращениям конкретных заявителей и адресованы им же, поэтому высказанные в этих письмах мнения и заключения другие компании могут распространять на прочие случаи лишь под свою ответственность*(6).

Иными словами, к письменным разъяснениям для неопределенного круга лиц, по мнению финансового ведомства, такие письма не относятся. А значит, от налоговой ответственности в виде пеней и штрафов компанию они не защитят.

Совершенно другой статус имеют письма Минфина России для налоговиков.

Сотрудники налоговых органов в своей работе обязаны учитывать мнение Минфина России. Это прямо установлено Налоговым кодексом *(7).

Поэтому при проверках налоговики должны руководствоваться письменными разъяснениями, в которых выражается позиция финансового ведомства по конкретным или общим вопросам, содержащимся в индивидуальных или коллективных обращениях граждан и организаций.

Причем речь идет не обо всех письмах финансового ведомства, а лишь о тех, которые специально адресованы ФНС России*(8).

Разъяснения ФНС и Минфина — в чем разница?

По сравнению с Минфином России у налогового ведомства полномочий меньше — ему не дано право разъяснять нормы налогового законодательства, если речь не идет о порядке заполнения отчетности.

Но имеется судебная практика, которая подтверждает, что в некоторых случаях разъяснения налоговиков могут освободить фирму от лишних доначислений в виде пеней и штрафов.

Например, если фирма допустила ошибку, потому что руководствовалась письменными разъяснениями налоговиков о порядке применения льготы по НДС, которые были выданы фирме в ответ на ее запрос*(9). Или предприниматель неправомерно применял налоговый спецрежим ЕНВД на основании сообщения из инспекции о том, что он является плательщиком ЕНВД*(10).

Обратите внимание: в этих положительных судебных решениях речь идет об индивидуальных письменных консультациях. Что касается писем ФНС России, которые размещены в справочно-правовых системах, Интернете и т.д., то здесь велик риск, что решение суда будет не в пользу фирмы.

В качестве примера можно привести судебное решение*(11).

При исчислении транспортного налога фирма руководствовалась письмом ФНС России, находящимся в открытом доступе. Суд пришел к выводу, что оно не является разъяснением, адресованным неопределенному кругу лиц. Кроме того, поскольку транспортный налог — региональный, то разъяснения по поводу его исчисления должен давать только территориальный налоговый орган, в котором фирма состоит на учете.

Читайте также:  Приказ о дезинфекции помещений (коронавирус), образец приказа на дезинфекцию в связи с коронавирусом

Также имейте в виду: недавно Минфин России высказал мнение, что разъяснения должностных лиц налоговых органов, опубликованные по результатам семинаров, конференций и т.д., не всегда относятся к официальным.

Например, если сотрудники ФНС России участвуют в семинарах, которые проводятся не по инициативе налоговых органов и не организуются ими, то лекторы на таких мероприятиях выступают как независимые эксперты, а не представляют налоговую службу.

Их разъяснения на подобном семинаре не являются разъяснениями уполномоченных должностных лиц налоговых органов, данными в пределах их компетенции*(12). То есть следовать им компания может только на свой страх и риск.

Если мнения разделились

Как поступить в ситуации, если по одному и тому же вопросу у чиновников имеются два разных мнения? Каким из них руководствоваться?

Этот вопрос также является спорным.

Некоторые суды считают, что руководствоваться нужно наиболее поздним из них.

Например, в одном таком решении*(13) судьи не поддержали компанию из-за того, что дело касалось доначислений по налогу на прибыль за 2005 год, а фирма при исчислении налоговой базы руководствовалась письмом Минфина России 2002 года несмотря на то, что в 2005 году финансовое ведомство выпустило письмо, в котором высказало другое мнение по этому вопросу. Кроме того, старое письмо финансистов судьи посчитали не разъяснением, а ответом на частный вопрос.

Но есть и другое мнение: фирма может руководствоваться любым из писем Минфина России, поскольку Налоговым кодексом установлено, что все сомнения должны трактоваться в ее пользу.

Чего нельзя делать предпринимателям: читаем свежие разъяснения Минфина, ФНС и судебные решения

Чего нельзя делать предпринимателям: читаем свежие разъяснения Минфина, ФНС и судебные решения

Минфин и Федеральная налоговая служба периодически выпускают письма, в которых предостерегают ИП от возможных ошибок.

Среди прочего авторы писем напоминают, в каких случаях отсутствие доходов не освобождает от уплаты взносов, когда нельзя получить имущественный вычет по НДФЛ, уменьшить единый налог по УСН и проч.

Данные выводы зачастую поддерживают судьи. Мы составили подборку «запрещающих» писем, опубликованных в 2019 и 2018 годах.

Многие предприниматели ошибочно полагают, что если не вести бизнес и не получать доходов, то страховые взносы «за себя» можно не платить. Поэтому в течение нескольких периодов они сдают «нулевые» декларации и не делают перечислений в бюджет. И впоследствии, при проверке, получают весьма неприятный сюрприз в виде доначисленных взносов, пеней и штрафов.

Если споры доходят до суда, то предприниматели неизменно терпят поражение. Судьи соглашаются с инспекторами в том, что согласно Налоговому кодексу факт отсутствия или наличия доходов никак не влияет на обязанность платить взносы.

Предприниматель является застрахованным лицом с момента госрегистрации в качестве ИП и до момента утраты данного статуса. На протяжении этого отрезка времени необходимо начислять и переводить в бюджет взносы. Правда, есть исключения: военная служба по призыву, уход за ребенком до полутора лет и проч.

В такие периоды ИП от взносов освобождается (п. 7 ст. 430 НК РФ). Во всех иных случаях, в том числе при «заморозке» деятельности, взносы необходимо платить. В очередной раз к такому выводу пришел Верховный суд в марте этого года (постановление ВС РФ от 25.03.19 № 304-ЭС19-1622; см.

«Верховный суд: ИП, не получающий доходов, все равно должен платить взносы «за себя»»).

Точно так же обстоит дело в ситуации, когда индивидуальный предприниматель не занимается собственным бизнесом, а работает в качестве наемного сотрудника. Раз статус ИП за ним сохранен, то и обязанность по уплате взносов «за себя» не отменяется. Об этом напомнил Минфин России в письме от 08.10.18 № 03-15-05/72147 (см. «ИП работает по найму и не ведет бизнес: надо ли платить личные взносы?»).

Чтобы избежать недоимки, пеней, санкций и заведомо проигрышных судебных процессов, ИП лучше следовать простому правилу. Если бизнес приостановлен на неопределенный срок, то лучше зарегистрировать прекращение деятельности, написав заявление об исключении сведений о себе из единого госреестра ИП. Тогда платить взносы не придется.

когда ИП является пенсионером

Еще одно распространенное заблуждение заключается в том, что если ИП уже вышел на пенсию, то перечислять пенсионные взносы ему больше не надо. На самом деле Налоговый кодекс не делает исключений для предпринимателей-пенсионеров. Они, как и все прочие ИП, являются плательщиками страховых взносов.

Это следует из подпункта 2 пункта 1 статьи 419 НК РФ. Значит, им нужно регулярно делать все положенные отчисления, в том числе по пенсионному страхованию. Такой вывод содержится в письме Минфина России от 19.03.18 № 03-15-05/16968 (см. «Предприниматели-пенсионеры обязаны платить личные страховые взносы»).

Рассчитывайте взносы «за себя» с налогом по УСН или патенту Заполнить бесплатно

Нельзя получить налоговый вычет:

при покупке квартиры, если весь бизнес переведен на спецрежим

Если вся бизнес-деятельность ИП переведена на «вмененку», то получить имущественный вычет по НДФЛ ему не удастся. В частности, предприниматель не сможет претендовать на имущественный вычет при покупке квартиры.

Дело в том, что вычеты по НДФЛ (в том числе имущественный вычет) в общем случае применяются к доходам, которые облагаются этим налогом по ставке 13%. Данное правило закреплено в пункте 3 статьи 210 НК РФ.

Получается, что если все доходы ИП подпадают под иные налоги, например под ЕНВД, то получить вычет невозможно. На это не раз указывал Минфин России (см., например, письмо от 11.07.

18 № 03-04-05/48303; «ИП на ЕНВД купил квартиру: может ли он получить имущественный вычет по НДФЛ?»).

Аналогичная позиция высказана и в отношении доходов, облагаемых единым «упрощенным» налогом, и доходов, полученных в рамках патентной системы (письмо Минфина России от 27.04.16 № 03-11-11/24297; см. «Доходы ИП, которые облагаются налогами в рамках спецрежимов, не уменьшаются на социальные и имущественные вычеты по НДФЛ»).

при регистрации онлайн-кассы после 30 июня 2019 года

У предпринимателей, применяющих патентную систему или ЕНВД, есть право уменьшить величину налога на стоимость онлайн-кассы. Но при условии, что аппарат ККТ зарегистрирован в налоговой инспекции в период с 1 февраля 2017 года по 30 июня 2019 года включительно. Об этом говорится в пункте 1.1 статьи 346.51 НК РФ и в пункте 2.2 статьи 346.32 НК РФ.

Вести учет, готовить и сдавать отчетность по налогу на прибыль и НДС

Законодатели указанный срок не продлили. В связи с этим вычет на онлайн-кассу, зарегистрированную в июле 2019 года и позже, получить невозможно. Соответствующие разъяснения дала ФНС России в письме от 17.04.19 № ЕД-4-20/7260@.

когда ИП на «упрощенке» ведет торговлю в Москве, а зарегистрирован в другом регионе

Пункт 8 статьи 346.21 НК РФ позволяет «упрощенщикам» уменьшать единый налог на сумму торгового сбора.

Однако, вычет полагается, только если налог по УСН и торговый сбор зачисляются в бюджет одного региона. В противном случае применить вычет нельзя, что подтвердил Минфин России (письмо от 14.09.

18 № 03-11-11/65832; см. «Налог по УСН нельзя уменьшить на торговый сбор, уплаченный в другом регионе»).

Предприниматель из Подмосковья, занимавшийся торговлей в Москве, вопреки указанному правилу вычел столичный торговый сбор из налога, зачисляемого в бюджет Московской области. Инспекторы при проверке аннулировали вычет и доначислили единый налог. Судьи их полностью поддержали (постановление АС Московского округа от 30.11.18 № А41-11356/2018).

Обратите внимание: недавно зарегистрированные предприниматели (или их бухгалтеры) могут в течение года бесплатно пользоваться специальной бухгалтерской программой для ИП. Это веб-сервис «Контур.

Эльба», который позволяет вести учет доходов и расходов, рассчитывать сумму фиксированных взносов и налоги при УСН и ЕНВД, готовить отчетность и сдавать ее через интернет.

Бесплатно работать в программе могут те ИП, с даты регистрации которых в качестве предпринимателя до регистрации в «Контур.Эльбе» прошло менее трех месяцев.

Зарегистрироваться в «Контур.Эльбе» и год работать в сервисе бесплатно

Минфин не поддержал налоговую реконструкцию при наказании фирм-уклонистов — РБК

Чтобы устранить излишние карательные меры, в Аналитическом центре при правительстве предлагали законодательно обязать налоговые органы проводить реконструкцию, чтобы исключить двойное и избыточное налогообложение. Такой расчетный метод уже предписывал применять Высший арбитражный суд в постановлении 2006 года.

Однако, как следует из письма Минфина, в ведомстве считают, что принцип налоговой реконструкции потерял свое значение. «Положения ст. 54.1 [Налогового] кодекса в отличие от сформированной на основе постановления пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12.10.

2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судебной практики не предусматривают возможность определения налоговых обязательств налогоплательщиков в случае злоупотребления ими своими правами расчетным путем», — указано в письме.

«Таким образом, учет расходов при исчислении налога на прибыль организаций при определении обязательств налогоплательщика, чьи действия по злоупотреблению своим правом подпадают под положения ст. 54.1 кодекса, положениями ст. 54.1 кодекса не предусмотрен», — считают в ведомстве.

«Минфин поддерживает позицию ФНС по применению положений ст. 54.1 кодекса», — подводится итог в письме.

Что это значит для бизнеса

Позиция по налоговой реконструкции «противоречит здравому смыслу и положениям Налогового кодекса», утверждает РБК партнер Taxology Алексей Артюх.

Хотя в ст. 54.

1 НК прямо не написано о налоговой реконструкции, она не снимает с налоговых органов обязанность соблюдать принципы экономически обоснованного и справедливого налогообложения, указал юрист.

Налоги должны быть экономически обоснованы, предписывает ст. 3 НК. Инспекторы обязаны при недостоверности документов определять размер подлежащих уплате налогов расчетным путем, следует из ст. 31 НК.

Кроме ст. 54.1 НК существуют другие нормы законодательства, разъяснения Высшего арбитражного, Конституционного и Верховного судов, которые в совокупности обязывают налоговые органы проводить реконструкцию, говорит и руководитель налоговой практики BMS Law Firm Денис Зайцев.

К тому же в п. 3 ст. 54.1 НК указано, что нарушением не является сделка, если аналогичный финансовый результат может быть достигнут другой операцией. «Закон предписывает налоговым органам при доначислениях ориентироваться на финансовый результат, который невозможен без расходов», — пояснил адвокат.

«По письму, для злоупотребившего налогоплательщика налог на прибыль переформируется в налог на доход.

В имущественном выражении концепция карательной добросовестности многократно увеличивает наказание налогоплательщика дополнительно к уже существующей сверхкомпенсационной модели восстановления потерь бюджета (начисление недоимки, пеней, 20–40% штрафа)», — предупредил адвокат, партнер консалтинговой компании «Номен» Иван Яголович.

Борьба с уходом от налогов призвана не позволить нарушителям платить в бюджет меньше, чем платят добросовестные предприниматели.

Но практика в России приобрела «конфискационный характер», когда нарушителей наказывают не только штрафами, но и чрезмерными налогами, что «в некоторых случаях приводит к гибели бизнеса», отмечает Артюх, замечая, что размер доначисленных недоимок «зачастую не имеет ничего общего со здравым смыслом».

По мнению эксперта, практика по ст. 54.1 НК поставила компании-нарушители в менее выгодное положение по сравнению с теми, кто не ведет учета и не дает инспекции никаких документов. «В таком случае его налоги будут посчитаны расчетным путем в том же размере, что у других налогоплательщиков, то есть адекватно, а не по сути конфискационно, как в случае с [ст.] 54.1 НК», — объяснил юрист.

Читайте также:  8 интересных выводов арбитражных судов по сделкам с недвижимостью в августе 2021 года

Можно ли снизить доначисления

Все решения региональных инспекций по ст. 54.1 НК согласовываются с центральным аппаратом ФНС. Налоговые органы выиграли 90% судебных споров об оптимизации с 2017 года.

Уменьшить размер доначислений за налоговую экономию возможно только при досудебном урегулировании спора, объяснил Зайцев. «Если бороться, то именно на стадии досудебного обжалования.

Суды, как правило, встают на сторону налоговых органов.

Поэтому компании-нарушителю лучше не только выражать несогласие, но и на стадии досудебного обжалования предоставить свои расчеты, чтобы помочь налоговым органам определить действительный размер обязательств», — рекомендовал адвокат.

Новые разъяснения ФНС по вопросу проверок на необоснованную налоговую выгоду

Когда налоговики говорят об умышленных нарушениях? Как доказывают получение необоснованной налоговой выгоды? Ответы на эти вопросы дала ФНС в своём письме, где обобщила практику применения статьи 54.1 Налогового кодекса РФ. Об этом читайте в статье эксперта, консультанта горячей линии Татьяны Радайкиной.

На практике применение положений статьи 54.1 НК РФ, в частности с доначислением налогов (в том числе НДС) вследствие получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (ННВ), вызывает много вопросов и споров.

ФНС по итогам мониторинга правоприменительной практики, в том числе судебного разрешения споров, разработала рекомендации, как инспекциям следует проводить налоговый контроль при доказывании ННВ и обосновывать свою позицию в спорах с налогоплательщиками по статье 54.1 НК РФ.

Доказывая получение налогоплательщиком ННВ, инспекции должны оценивать операции по следующим критериям:

  • реальность;
  • исполнение сделки надлежащим лицом;
  • действительный экономический смысл;
  • наличие деловой цели, помимо уменьшения налоговой обязанности.

Налоговые органы первым делом должны проверить реальность сделки. Если инспекция установит, что сделка нереальная, то  она не может быть учтена для целей налогообложения.

В случае, если реальность сделки не оспаривается, налоговые органы должны проверить исполнение сделки  надлежащим лицом. По этому критерию инспекции выявляют среди контрагентов «технические» компании.

Такие организации не ведут деятельность в своих интересах, не имеют нужных активов и не выполняют реальных функций.

К доказательству того, что контрагент не мог исполнить обязательств по договору, можно отнести следующие обстоятельства:

  • неизвестно местонахождение такого лица на момент совершения сделки;
  • у контрагента отсутствуют необходимые ресурсы для исполнения сделки (персонал, ОС, складские помещения, транспорт, разрешения, лицензии и т. д.);
  • невозможно реально провести операции с учётом времени, места нахождения имущества или объёма материальных и трудовых ресурсов;
  • операции по расчётному счёту не соответствуют  виду деятельности, по которому заключена сделка с налогоплательщиком;
  • нет других подтверждений реальной экономической деятельности (например, нет сайта и др.). 

Если проверяющие определят, что сделка не исполнялась лицом по договору, то они проверят, знал ли налогоплательщик или должен был знать, что компания «техническая»,  и есть ли в его действиях умысел.

Установление в совокупности следующих фактов будет свидетельствовать, что налогоплательщик знал о «техническом» характере контрагента:

  • поведение участников сделки и должностных лиц налогоплательщика при заключении договора не соответствует стандартам разумного поведения, ожидаемого в сходных обстоятельствах;
  • налогоплательщик не может объяснить причины выбора  именно этого контрагента;
  • документооборот нетипичен, в документах есть ошибки и неполные сведения, поскольку их заполняли формально, не рассчитывая их использовать для защиты прав.

Во всех этих случаях инспекция должна запросить пояснения. 

В качестве доказательства, что действия налогоплательщика направлены на уменьшение налоговой обязанности, могут быть также  использованы:

  • факты обналичивания денежных средств и использование их на нужды налогоплательщика, его должностных лиц, взаимозависимых, аффилированных и других лиц;
  • одни и те же IP-адреса;
  • обнаружение печатей, штампов и иной атрибутики контрагента на территории налогоплательщика.

В подтверждение умышленных действий могут выступить и обстоятельства заключения сделки. Например, переговоры шли с лицом, которое реально исполнило обязательства, а документы подписывала «техническая» компания. 

Если проверяющие докажут, что налогоплательщик  знал о номинальной роли контрагента  или преследовал цель неправомерно уменьшить налоговую обязанность, то это будет квалифицироваться, что правонарушение он совершил умышленно, а значит, штраф должен быть в размере 40 % (п. 3 ст. 122 НК РФ), то есть  в два раза больше.

Если же налогоплательщик должен был знать о номинальной роли контрагента, но не знал этого, так как не проявил должную осмотрительность,  в этом случае грозит штраф в размере 20 % (п. 1 ст. 122 НК РФ), а саму неосторожность могут учесть при оценке смягчающих обстоятельств. 

Проявленная должная осмотрительность при выборе контрагента позволит избежать ответственности по статье 54.1 НК РФ. В рекомендациях ФНС России перечислила довольно обширный перечень критериев, по которым следует оценить добросовестность контрагента.

Например, было ли известно налогоплательщику о фактическом местонахождении контрагента, его производственных и складских помещениях; наличие сведений, подтверждающих возможность реального выполнения контрагентом условий договора; низкая (относительно рынка) цена контракта; отсутствие оплаты, использование вместо расчётов денежными средствами векселей, прав требования и т. д.

При этом ФНС отмечает, что требования к проверке контрагента объективно не могут быть одинаковыми по всем сделкам.

Устанавливая действительный экономический смысл операции, налоговики преследуют цель обнаружить притворные сделки. Здесь они продолжают применять подход Пленума ВАС РФ № 53.

Причём, даже если налогоплательщик мог достигнуть экономический результат с помощью других законных сделок, это не основание признать, что он неправомерно уменьшил налоговую обязанность.

Кроме того, по статье 54.1 НК РФ нельзя оценивать сами по себе методологические или правовые ошибки (то есть неправильное применение норм), из-за которых неверно квалифицировали операции и определили налоговые последствия.

Также налоговики должны проанализировать, что являлось целью операции, то есть оценить, совершил бы налогоплательщик эту сделку исключительно по мотивам делового характера  без налоговых преимуществ. 

ФНС особо обратила внимание на случай, когда спорная сделка является частью цепочки операций. Причём, даже если при реализации совокупности операций деловая цель достигнута, это не значит, что каждая сделка её имела.

В частности, налоговые органы должны определить:

  • совершил бы отдельно взятую операцию  налогоплательщик вне совокупности операций;
  • не был ли налоговый мотив основным при её совершении и создании совокупности операций. 

Инспекция проведёт налоговую реконструкцию (определение налоговых обязательств расчётным путём), только когда известен реальный исполнитель по договору.

Если налогоплательщик его не раскроет и не представит подтверждающие документы, ни вычетов НДС, ни учёта расходов не будет.

Однако есть исключение: если установить реального исполнителя сделки невозможно, то налоговая реконструкция может быть проведена только в отношении налога на прибыль, когда нет спора о самом факте несения расходов.

В этом случае налоговики определят затраты расчётным методом. Их размер налогоплательщик должен доказать сам.

  • Если сделка исполнена налогоплательщиком собственными силами, то при условии предоставления всех необходимых документов (сведений) проверяющие посчитают вычеты НДС и расходы по покупке материальных и других ресурсов, которые не связаны с оплатой труда. 
  • Что касается критерия дробления бизнеса, проверяющие могут решить, что бизнес раздроблён и партнёры неправомерно применяют спецрежимы,  если контрагенты контролируются налогоплательщиком,  финансово-хозяйственную деятельность в своих интересах и на свой риск не ведут; оформляют документы от своего имени в интересах налогоплательщика, а также у них общие ресурсы и осуществляются  разные, но в то же время неразрывно связанные между собой направления деятельности, нацеленные на  достижение общего результата. 
  • *** 

Подводя итог, отметим, что в целом  ничего особо нового в Письме не сообщается, однако следует отметить, что ФНС России заняла довольно лояльную  позицию по некоторым  вопросам.

К примеру, при условии должной осмотрительности при выборе контрагента  добросовестный налогоплательщик освобождается от правовых последствий за выбор «технической» компании.

Но самым важным является то, что ФНС признала налоговую реконструкцию и разъяснила её правила применения.

Новое письмо ФНС о проверках необоснованной налоговой выгоды: как изб

Методы и принципы налогового контроля при отражении в учете итогов договорных отношений с контрагентами

Порядок применения норм ст. 54.1 НК РФ

ФНС России 10.03.2021 выпустила письмо № БВ-4-7/3060@ (далее — письмо) для своих территориальных отделений с разъяснениями положений ст. 54.1 Налогового кодекса РФ (далее — НК РФ).

В нем отражена позиция по принципам и методам проверки правильности определения налоговых обязательств.

В связи с этим компаниям необходимо проверить, соответствуют ли разъяснениям данного письма применяемые ими правила ведения хозяйственной деятельности. Предлагаем подробный комментарий данного документа.

Методы и принципы налогового контроля при отражении в учете итогов договорных отношений с контрагентами

ФНС, описывая основную цель письма, называет изложенное в нем рекомендациями «для их использования при доказывании и юридической квалификации обстоятельств, выявленных при проведении мероприятий налогового контроля, а также в целях обоснования позиций налоговых органов при рассмотрении судебных споров». Разъяснения письма в первую очередь касаются сделок с «техническими» компаниями — именно такие сделки чаще всего становятся предметом споров с налоговыми органами.

  • Таким образом, компаниям необходимо проверить следующие блоки своей хозяйственной деятельности:
  • • порядок и принципы поиска контрагента для заключения сделок;
  • • состав документации, подтверждающей совершение сделок;
  • • соответствие стоимости договорных обязательств среднерыночным показателям;
  • • отсутствие фактов искусственного дробления бизнеса при работе с группой компаний в системе холдинга;
Читайте также:  10 интересных выводов арбитражных судов по спорам из договоров подряда в августе 2021

Вполне вероятно, что по итогам такой внутренней проверки организациям придется оперативно пересмотреть применяемые правила ведения хозяйственной деятельности.

В противном случае на компанию могут быть возложены серьезные штрафные санкции, а также мотивированные требования налогового органа доплатить налоги.

При этом сфера деятельности организации не имеет принципиального значения: негативные последствия могут возникнуть при выполнении работ, оказании услуг или реализации товаров.

Будет ошибкой считать, что в письме налоговый орган выразил революционное мнение по данным вопросам. В письме отражена позиция контролирующего органа по совершаемым действиям во исполнение норм ст. 54.

1 НК РФ «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», введенной в действие с августа 2017 г. При этом учитываются ранее опубликованные письма Минфина России и ФНС и сложившаяся арбитражная практика.

Об этом прямо сказано в преамбуле и в абз. 5 п. 13 письма. Там же изложена цель подобных действий налогового органа:

«Данный подход направлен на обеспечение стабильности налоговой системы, стимулируя участников оборота к вступлению в договорные отношения с контрагентами, ведущими реальную хозяйственную деятельность и уплачивающими налоги.

Он позволяет обеспечить равенство налогообложения по отношению ко всем плательщикам, которые действовали осмотрительно в хозяйственном обороте, исключая при этом необоснованные ценовые конкурентные преимущества, предоставляемые за счет неуплаты налогов».

Письмо разработано в связи с неоднократными обращениями представителей бизнеса в законодательные и исполнительные органы РФ по итогам налоговых проверок своей деятельности. Контролирующие органы часто трактовали нормы ст. 54.

1 НК РФ чисто технически, формально, не учитывали специфику каждой сделки или наличие вины налогоплательщика.

Все это приводило к тому, что добросовестные налогоплательщики несли значительные финансовые потери, если другой стороной в сделке являлся недобросовестный налогоплательщик-контрагент.

Ситуацию усугубляло и то, что по взысканию сумм налоговыми органами в связи с участием в договорных отношениях недобросовестного контрагента не было пресекательных сроков, кроме трехлетнего периода исковой давности. Решения судов по заявлениям компаний, опротестовывающих решения налоговиков, часто были не в пользу бизнеса.

При этом нередко санкциям подвергались компании — участники цепочки взаиморасчетов, у которых просто не было информации о том, что у субконтрагента есть признаков технической компании. В результате такие компании теряли деньги, что нередко становилось причиной банкротства или приостановления деятельности фирмы.

  1. Чтобы облегчить последствия подобных ситуации для добросовестных приобретателей товаров, работ, услуг контрагента и минимизировать налоговые санкции, ФНС России изложило в рассматриваемом письме:
  2. • перечень действий компании при выборе контрагента;
  3. • требования к наличию документации, получаемой по сделке;
  4. • последствия налоговых взысканий при наличии у фирмы доказанного умысла в уменьшении налоговой базы за счет фиктивного документооборота;
  5. • действия налогового органа при отсутствии умышленных действий налогоплательщика, в том числе определение расходной части по сделке расчетным способом;
  6. • признаки фиктивного дробления бизнеса и порядок расчета компенсации потерь бюджета;
  7. Налоговый орган будет применять санкции к налогоплательщикам в зависимости от степени их вины, разработан соответствующий алгоритм действий:

• Основанием для определения взыскиваемой суммы может быть только мотивированный и проверенный вывод «на основании оценки обстоятельств, характеризующих выбор контрагента (указанных в разделе IV настоящих рекомендаций), а также обстоятельств заключения и исполнения такой сделки. При этом установленные обстоятельства и подтверждающие их доказательства должны вне всяких сомнений свидетельствовать об указанной осведомленности налогоплательщика».

Как сказано в комментарии к письму, опубликованному на сайте ФНС, если установлено, что контрагент являлся технической компанией и не исполнял обязательства по сделке, «налоговый орган обязан также представить веские доказательства, что налогоплательщик участвовал в создании формального документооборота, его действия согласованы с третьими лицами, и он извлек выгоду за счет неуплаты налогов, либо что налогоплательщик знал, что контрагент является «технической» компанией».

• У налогоплательщика должны быть документы, переписка, протоколы совещаний, локальные акты по порядку отбора контрагентов, которые будут подтверждать его право на учет сумм по расчетам с контрагентами при исчислении налоговой базы, так как «бремя доказывания размера документально не подтвержденных операций с лицом, осуществившим фактическое исполнение по сделке, лежит на налогоплательщике».

Письмо состоит из восьми разделов, в которых рассмотрены действия налогового органа в зависимости от ситуации договорных отношений и степени недобросовестности контрагента. Рассмотрим позицию налоговиков, изложенную в них.

Порядок применения норм ст. 54.1. нк рф

Раздел 1. Общие требования. Соотношение положений статьи 54.1 Кодекса с иными предписаниями налогового законодательства

В данном разделе налоговый орган обобщил основную цель требований ст. 54.1 НК РФ к налогоплательщикам: противодействовать налоговым злоупотреблениям и получению необоснованной налоговой выгоды за счет причинения ущерба бюджетам публично-правовых образований в результате неуплаты сумм обязательных платежей, которые должны были быть уплачены, если бы злоупотреблений не было.

Кроме этого, ФНС приводит позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в Определении от 29.09.2020 № 2311-О. Это говорит о том, что у контролеров и судов общие взгляды на эти вопросы.

  • По сути в письме представлен перечень условий, только при одновременном и обязательном исполнении которых налогоплательщик должен рассчитывать свою налоговую базу:
  • • налогоплательщик не исказил указанные сведения;
  • • обязательства по соответствующей сделке исполнены лицом, заключившим договор с налогоплательщиком, либо лицом, на которое обязанность исполнения обязательства переведена (возложена) в силу договора или закона (далее — надлежащее лицо);
  • • основной целью совершения операции либо их совокупности не было уменьшение налоговой обязанности.

Взаимосвязь ст. 54.1 НК РФ с иными нормами законодательства дает право налоговому органу изменять юридическую квалификацию сделок, совершенных налогоплательщиком, его статус и характер деятельности, на основе анализа следующих критериев:

• реальность операции, т. е. была ли операция в действительности и получено ли исполнение по сделке налогоплательщиком;

  1. • исполнение обязательства надлежащим лицом,
  2. • действительный экономический смысл хозяйственной операции, отсутствие искажения юридической квалификации операций, статуса и характера деятельности их сторон в целях налогообложения;
  3. • наличие иной основной цели совершения налогоплательщиком операции, чем уменьшение налоговой обязанности (деловая цель).
  4. ФНС дает определение этим критериям, что явно упрощает действия налогоплательщика при организации своей деятельности по минимизации рисков налоговых споров по данным показателям.

Кроме этого, налоговый орган приводит описание ситуаций, подтверждающих наличие в деловой деятельности налогоплательщика факторов, свидетельствующих об искажении сведений об объектах налогообложения. Это, например, отражение в учете фактов, не имевших место в действительности; занижение показателей, приводящих к возникновению налоговой обязанности.

Нереальная операция в целях налогообложения не будет учитываться и налоговые обязательства будут увеличены таким образом, как если бы налогоплательщик не допускал нарушений[1]. Также будут начислены штрафы и пени.

Документы, которые налогоплательщик будет предоставлять в подтверждение права на уменьшение налоговой обязанности налоговому органу, «должны отражать достоверную информацию о реальной операции в соответствии с ее действительным экономическим смыслом; обязанность по документальному подтверждению операций возложена на налогоплательщика».

Противодействие подобным налоговым уклонениям реализуется в нормах статьи 54.1 НК РФ в совокупности с требованиями иных статей налогового законодательства:

• о наличии у лица фактического права на доход (п. 2–3 ст. 7 НК РФ);

• об отражении неполученного дохода (об исключении завышенных расходов) при совершении операций между взаимозависимыми лицами на условиях, которые отличны от условий сопоставимых операций между лицами, не являющимися взаимозависимыми (п. 1 ст. 105.3 НК РФ);

• об основаниях для признания задолженности по долговому обязательству в качестве контролируемой (ст. 269 НК РФ).

Раздел 2. Исполнение обязательства надлежащим лицом

Исполнить обязательство перед налогоплательщиком должно лицо, являющееся стороной договора, либо лицо, на которое исполнение обязательства переведено или возложено в силу договора или закона (подп. 2 п. 2 ст. 54.1. НК РФ).

Цель этого требования — не допустить формальный документооборот, «организуемый с участием компаний, не ведущих реальной экономической деятельности и не исполняющих налоговые обязательства в связи со сделками, оформляемыми от их имени».

Подобные компании в письме называются «техническими» компаниями. Этот термин, несмотря на его многолетнее употребление в деловом обороте, не упоминался в публичных документах налогового органа.

«Технические» компании «не осуществляют деятельность в своем интересе и на свой риск, не обладают необходимыми активами, не выполняют реальных функций и принимают на себя статус участников операций с оформлением документов от их имени в противоправных целях».

Таким образом, в письме определены действия, которые переводят юридическое лицо в перечень «технических» с последующими отрицательными последствиями по расчету налогов для компаний, имеющих с ними договорные отношения.

Суммы по таким договорам, ранее включенные налогоплательщиком в налоговые расходы и в уменьшение начислений в бюджет НДС, полностью исключаются налоговым органом из уменьшения налоговых баз, так как реальный исполнитель работ не известен.

 

[1] Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30.09.2019 № 307-ЭС19-8085.

М. А. Чванова, профессиональный бухгалтер, аудитор, налоговый консультант, юрист

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *