Как обнаружить контрафактное ПО и какие меры предпринять

  • Покупать настоящую фирменную вещь
  • уже нет смысла, потому что в душном
  • и набитом вагоне метро 
  • поддельный «Бреге» смотрится лучше настоящего
  • «Лонжин».
  • (Шен Бекасов. Банковская тайна)
  • Вводная цитата в моей статье подобрана не случайно, поскольку многие люди в погоне за одеждой, часами, модными девайсами стремятся получить товары известных брендов, которые зачастую не доступны человеку со средним заработком, в связи с их высокой стоимостью.
  • А ведь так хотелось бы иметь в своем гардеробе одежду от известного итальянского дизайнера, телефон производства одной фруктовой американской компании или часы с надписью «made in Switzerland».
  • Однако за низкой или относительно низкой ценой товара под известным брендом, как правило, скрывается подделка.
  • Тема настоящей статьи выбрана мной с той целью, чтобы вкратце рассказать о способах выявления контрафактной продукции и методах борьбы с контрафактом, применяемых правообладателями.
  • Вероятней всего термин «контрафакт» является словом, заимствованным из английского языка (от «counterfeit» – подделка, фальшивка), однако существует мнение, что корни данного термина ведут к французскому языку и, что образован он от «contrefaçon», что также обозначает подделку.
  • Так и есть, изначально контрафактом называли именно поддельную продукцию, но постепенно данный термин приобрел неотъемлемую на данный момент особенность, что такая подделка обязательно должна сопровождаться нарушением интеллектуальных прав.

В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006  № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» было указано, что: контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав.

  1. С принятием четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации(далее – ГК РФ) в качестве контрафактных признаются материальные носители, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, которые приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство (пункт 4 статьи 1252 ГК РФ).
  2. Кроме того, контрафактными являются товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение (пункт 1 статьи 1515 ГК РФ).
  3. Стоит отметить, что если говорить о контрафактном товаре, на котором незаконно размещен товарный знак, то во взаимосвязи со статьями 1252, 1484 и 1487 ГК РФ названные законоположения позволяют относить к контрафактным как поддельную продукцию, так и товар, снабженный законным товарным знаком, но импортированный на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя (параллельный импорт).

На параллельном импорте в этой статье я отдельно останавливаться не буду, потому что этот вопрос, по моему мнению, лежит больше в плоскости политической, чем в правовой. Основной акцент я хотел бы поставить на выявлении на рынке поддельной продукции, которая не имеет и никогда не имела никакого отношения к правообладателю.

  • Проблема контрафакта в наше время стоит очень остро, поскольку она затрагивает не только интересы правообладателей, но и негативно сказывается на потребителях.
  • Производители и продавцы оригинального товара несут убытки, в связи с тем, что на рынке появляются дельцы, которые продают поддельную продукцию, используя известность и репутацию раскрученного бренда или, не вкладывая средств на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ, производят и продают товар, в котором использован чужой патент или объект авторского права.
  • Для потребителей, которые стремятся сэкономить, приобретая дешевый, заведомо поддельный товар, самое незначительное разочарование – это быстрый выход из строя такой покупки, приход в негодность из-за низкого качества изделия, но имеются случаи и с более печальным исходом, если речь идет о контрафактной алкогольной продукции.
  • Крупные холдинги, международные корпорации, обладающие известностью в мире, стремятся вести бой с продавцами и производителями контрафакта, поскольку цифры, которые сопровождают ведение деятельности по продаже контрафакта, поражают.

Так, Федеральная таможенная служба в 2017 году предотвратила ущерб от ввоза контрафактной продукции к чемпионату мира по футболу 2018 года на 4,5 млрд. рублей.

В 2018 году в Европейском Союзе доля контрафакта возросла с 6% до 8%. Убытки от контрафакта по странам составили: Франция – 6,8 млрд евро, Великобритания – 9,2 млрд евро, Германия – 8,3 млрд евро.

  1. Большая часть всей контрафактной продукции в мире, по данным экспертов Организации экономического сотрудничества и развития, производится в Китае, Турции, Сингапуре, Таиланде и Индии.
  2. Если перейти из теоретической в практическую плоскость рассмотрения темы настоящей статьи, то я хотел бы дать несколько советов потребителям, а вернее предложить обращать внимание перед покупкой на несколько критериев, которые позволят отличить оригинальный товар от контрафактного, а именно:
  3. — цена оригинальной продукции гораздо всегда выше контрафактной, порой в разы. Швейцарские часы не будут стоить 100 $, какие бы акции и скидки не были озвучены продавцом;
  4. — низкое качество продукции (следы клея, неровные швы, разная длина штанин, несоответствие размеров одежды международным стандартам);

— использование известных товарных знаков или обозначений, сходных до степени смешения с ними (iFON, D&B, HIKE и пр.). При этом довольно часто встречается несоблюдение пропорций обозначений, наносимых на товар, относительно оригинальных обозначений. Встречаются случаи, когда на один товар наносят сразу несколько товарных знаков, принадлежащих разным правообладателям;

— покупателей должно настораживать наличие «брендовых» товаров в ларьках и на рынках, на неизвестных сайтах или группах в социальных сетях, не имеющих отношения к правообладателю.

Указанные выше критерии также применяются и правообладателями при выявлении контрафактной продукции.

Вместе с тем правообладатели, стараясь оградить себя от возможных подделок, принимают превентивные меры для защиты своего товара от подделок, используют и иные инструменты и способы, которые впоследствии применяются для того, чтобы в огромной массе продаваемых товаров отсеять свой товар от подделки и привлечь нарушителя к ответу.

  • Для того, чтобы обезопасить себя от подделки своей продукции или постараться минимизировать объемы этих подделок правообладатели пытаются привнести оформление товара нечто такое, что затруднительно воспроизвести.
  • Как правило это выражается в том, что в упаковку товара, в полиграфическое исполнение этикеток, технологию производства вводят элементы защиты, к которым относятся защитные голограммы, водяные знаки, микронадписи, не подлежащие оптическому копированию, скрытые изображения, видимые только с помощью специальных приборов; использование индивидуальных номеров, по которым можно отследить партию товара, страну его назначения, и иные.
  • Указанные инструменты позволяют правообладателям разделять товар на «свой» / «чужой» и облегчают доказывание факта нарушения в суде.
  • Вместе с тем, прежде чем начать разделять и идти в суд, для начала необходимо выявить местонахождение контрафактного товара, это можно сделать при помощи следующих инструментов:
  • Мониторинг сети Интернет на предмет выявления фактов предложения к продаже товаров, обладающих признаками контрафактности, в том числе при помощи специального программного обеспечения;
  • Анализ товаров в предприятиях торговли, в том числе с привлечением правоохранительных органов, частных детективов;
  •  Включение товарного знака, наименования мест происхождения товаров, объекта авторского права (например, дизайна упаковки товара) в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (далее – ТРОИС).

При этом, включив свои объекты интеллектуальной собственности в ТРОИС, правообладатель приобретает ряд  инструментов по борьбе с нарушителями, он может:

  • направлять в таможенный орган письменные запреты на ввоз товара;
  • через суд инициировать принятие предварительных обеспечительных мер в виде наложения ареста на контрафактный товар;
  • посредством таможенных органов привлекать нарушителя к ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ (в том случае если не параллельный импорт);
  • материалы, собранные таможенным органом в ходе административного производства можно использовать в качестве доказательств при подаче иска к нарушителю об уничтожении контрафактного товара и взыскании компенсации.

В качестве основных, хорошо изученных и, достаточно предсказуемо работающих способов борьбы с контрафактом, можно назвать следующие:

Таможенный орган. Результат – привлечение к административной ответственности по части 1 статьи 14.10 КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  • на граждан от 5 000 до 10 000 рублей;
  • на должностных лиц от 10 000 до 50 000 рублей
  • на юридических лиц от 50 000 до 200 000 рублей

Возможно применение меры ответственности в виде конфискации предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, а также материалов и оборудования, используемых для их производства, и иных орудий совершения административного правонарушения.

            Полиция. Результат – привлечение к административной ответственности по части 2 статьи 14.10 КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  • на граждан в размере двукратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 10 000 рублей;
  • на должностных лиц в размере трехкратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 50 000 рублей;
  • на юридических лиц в размере пятикратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 100 000 рублей.

Возможно привлечение к уголовной ответственности на основании статьи 180 УК РФ, при условии, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб (свыше 250 000 рублей).

Антимонопольный орган. Результат – Получение решения антимонопольного органа, предписывающего прекратить нарушение. Привлечение к административной ответственности по части 2 статьи 14.33 КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  • на должностных лиц – 20 000 рублей либо дисквалификация на срок до трех лет;
  • на юридических лиц — от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее ста тысяч рублей.
Читайте также:  Коносамент: что это такое простыми словами, гк рф, функции, виды (морской, ордерный, фидерный, бортовой, именной, предъявительский, океанский, сквозной)

Суд. Привлечение к гражданско-правовой ответственности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, требований. Результатом рассмотрения судом искового заявления в том числе, но не ограничиваясь может быть решение, предписывающее:

— выплатить компенсацию за нарушение исключительного права. При этом способы расчета компенсации могут варьироваться в зависимости от того, в защиту какого объекта интеллектуальной собственности обратился правообладатель.

— прекратить действия, нарушающие право или создающие угрозу его нарушения. Такое решение принимается в отношении лица, совершающего такие действия или осуществляющего необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия,

— изъять из оборота и уничтожить без какой бы то ни было компенсации  материальные носители, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, в том случае если изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение таких материальных носителей приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство.

Как вы видите способы выявления и методы борьбы с контрафактной продукцией достаточно различные. Выбор того или иного инструмента в борьбе с нарушителями  зависит от различных факторов, таких как вид и особенности товара, способ его ввода в гражданский оборот, уловки и ухищрения нарушителей и иные факторы.

Вместе с тем умелое владение всеми перечисленными способами, перечень которых, конечно, не является исчерпывающим ввиду развития средств защиты, позволит вести эффективную борьбу с контрафактом и его распространителями.

Источник: https://zuykov.com/ru/about/articles/2019/05/16/sposoby-vyyavleniya-kontrafaktnoj-produkcii-i-borb/

Контрафактное ПО на предприятии: как прикрыть свою пятую точку?

Содержание статьи

Примерно половина сисадминов, обратившихся за юридической помощью, ставят
своим советчикам нереальные задачи. «Как сделать так, чтобы меня не наказали за
контрафакт? Помогите мне, но учтите, что начальство денег на покупку лицензий не

дает, а ссориться с начальством нельзя…».

Наибольшие потери поголовье сисадминов несет от хищников в погонах. Нет, речь
идет не о призыве на военную службу, а об уголовной ответственности за нарушение
авторских прав.

При обращении с цифровым контентом нарушение происходит очень
быстро, легко, дешево и незаметно — так же, как копирование файла. Собственно, в
копировании оно и заключается.

Нет другого такого преступления, для совершения
которого прилагается столь мало усилий (кроме оскорбления Царствующей Особы, но
в России такой статьи в УК пока нет). Кликнул мышью, нажал кнопку — и вот вам,

пожалуйста: статья 146 УК в полный рост.

Криминологи России отмечают удивительный феномен, имеющий место ровно с тех
пор, как в 2007 году статья 146 УК (нарушение авторских прав) была переведена в
разряд тяжких преступлений. Демографический портрет среднего «преступника»,
осужденного по 146-й, совсем не похож на портрет преступника.

Ни тебе тяжелой
наследственности, ни диких обычаев, ни прошлых судимостей, ни алкоголизма.
Типичный нарушитель авторских прав — законопослушный гражданин с высшим
образованием, из порядочной семьи, с хорошим здоровьем, с профессией, «не был,
не состоял, не привлекался»… Такого быть не должно.

Криминальный элемент
обязан статистически отличаться от среднего гражданина — опоры общества. И
он-таки отличается. По всем преступлениям, кроме нарушения авторских прав.
Разрешить эту загадку криминалисты не могут (а тот, кто сможет, немедленно
вылетит со службы за экстремизм и клевету). Но для нас важны не причины, а
следствие.

Следствие же таково: попасть под следствие (по 146-й) имеет шанс
любой из нас, честный, законопослушный, образованный представитель среднего

класса.

Существует распространенная легенда о том, что законы пишутся для людей. В
том смысле, что прочесть и понять текст может каждый человек со средним
образованием. Возможно, во времена Хаммурапи действительно было так.

Но с тех
пор обстоятельства сильно изменились. Появилась отдельная профессия — юрист.
Пять лет на юрфаке студентов учат читать нормативные акты. Применять прочитанное
на практике выпускники обучаются уже потом, поступив на службу.

А первые пять

лет — только читать; за «понимание» им добавляют на экзамене лишний балл.

Многих вводит в заблуждение тот факт, что законы написаны, вроде бы, на
русском языке. Все буквы знакомые, каждое слово в отдельности понятно. Но из
этих двух фактов делается совершенно нелогичный вывод…

Один мой знакомый
юрист, впервые в жизни увидев исходник на языке C, заявил, что ничего сложного
тут нет, слова все английские, математические знаки понятны, и что он сейчас
разберется и добавит в программу новую функцию.

От того, чтобы стать великим
программистом за пять минут, этого гуманитария удержал компилятор: ни за что не
желал компилировать, пока не будут исправлены ошибки. Аналогичные претензии
технаря на владение Гражданским кодексом, к сожалению, обломать некому.

Суд в
качестве верификатора знаний — это слишком долго, дорого и необъективно. Всегда
хочется думать, что не сам ошибся, а судья предвзято настроен (такое, конечно,

  • тоже бывает).
  • Тем не менее, автор настаивает на приведенной аналогии, поскольку по
    счастливой случайности владеет знаниями в обеих областях одновременно.
    Уморителен вид айтишника, который, прочитав пару законов, решил, что ему все
    понятно, и что с этим самым пониманием он теперь может смело выступать на

форумах или в ЖЖ. А сам лицензиата от лицензиара не отличает.

Да, в идеальном государстве законы писаны так, чтобы каждый мог их прочитать,
понять и даже воспользоваться ими без помощи адвоката. В том мире, где нет войн,
все сыты, здоровы, равны и у каждого гражданина есть, по меньшей мере, три раба.
В текущей действительности все устроено не столь справедливо.

Наша ситуация
гораздо ближе к ленинскому лозунгу «земля — крестьянам, фабрики — рабочим»;
магазины — продавцам, дороги — гаишникам, законы — юристам. После возбуждения
уголовного дела (а в запущенных случаях — только после приговора суда) до
некоторых, наконец, доходит.

Эти граждане начинают понимать, что они ничего не
понимают из того, что написано в законе и спешат к адвокату (или хотя бы на
веб-форум юристов) за разъяснениями. Это — первая ступень просветления. До

второй доживают не все…

Другая легенда, которая имеет хождение среди технарей — это легенда о
волшебном слове — о дисклеймере. Суть мифа заключается в том, что, якобы, можно
переложить ответственность, а то и вовсе избежать ее путем написания «волшебных
слов». Таких как «не несет ответственности», «оставляет за собой право» или
«отказывается от гарантий».

Возможно, в детском саду подобное «чур» считается
достаточным основанием, но во взрослой жизни ответственность в большинстве
случаев (а уголовная и административная ответственность — во всех случаях; это
называется «принцип законности») определяется законом и не может быть возложена,
передана или отведена путем заключения двустороннего договора.

Тем более —

одностороннего заявления.

Тем не менее, вера в волшебное «чур» слишком сильна, чтобы отказаться от нее
на том смехотворном основании, что это, дескать, противоречит закону. Если
верующему сказать, что бога нет, он вряд ли превратится в тот же миг в атеиста.
Еще и обидеться может.

Так и сисадмины, обращаясь к правоведам за
консультациями, упорно спрашивают, что бы им такого хитровыкрученного написать в
дисклеймере, договоре, лицензионном соглашении, расписке, чтобы не отвечать за
нарушения авторских прав? Ты им объясняешь про принцип законности, а они снова:

«Так что же надо написать?».

«Договориться» с законом нельзя. Можно — с его представителями. Иногда. Если
у них уже выполнен план по поимке «пиратов». Любые договоры, расписки,
дисклеймеры и прочие «чур, не нарушение» не сработают. Хуже того — послужат

доказательством умысла или сговора.

Поняв, что идет кампания по борьбе за вступление в ВТО соблюдение авторских
прав, и, видя, что снаряды ложатся все ближе, представители нашей с тобой
профессии начали проявлять беспокойство. Читаем ЖЖ и форумы: вчера взяли Пупкина,
сегодня была проверка у Хлюпкина, а завтра назначен суд у Занупкина, и он
лихорадочно занимает денег на адвоката. Поневоле сисадмин задумывается — а

каковы его собственные риски?

Даже если сисадмин откажется сам инсталлировать контрафакт, ему наверняка
придется иметь дело с «наследством». Или с самодеятельностью пользователей. Как
уже упоминалось, нарушением закона является неразрешенное правообладателем
воспроизведение программы. Здесь «воспроизведение» — это юридический термин, не
имеющий ничего общего с кнопкой «play».

Юридическое воспроизведение
соответствует кнопке «record». Для компьютерных программ воспроизведение — это
инсталляция. Запуск же программы на исполнение воспроизведением не считается. Но
может считаться иным использованием объекта интеллектуальной собственности
(правда, по этому поводу у юристов не сложилось единого мнения).

То есть,
однозначно виноват лишь тот, кто программу инсталлировал. В теории. На практике

бывает по-разному.

Когда начинается расследование, вину могут возложить не на того, кто когда-то
инсталлировал контрафактный софт, а на того, кто ныне его обслуживает.
Во-первых, на время инсталляции могут не обратить внимания, ограничившись
свидетельскими показаниями.

Во-вторых, запуск и обслуживание контрафактных
программ также могут признать их использованием, то есть нарушением авторских
прав. Так произошло в одном деле, где автор выступал в качестве консультанта.

Читайте также:  Статья 49 АПК: образец уточнения исковых требований в арбитражном процессе

Следователь вызвал на допрос всех работников и выбрал показания тех из них, кто
сказал, что «весь софт в офисе устанавливал наш сисадмин». Трех свидетелей с
лихвой хватило для обвинительного приговора.

С седой древности свидетельские
показания — это доказательство номер один (не считая «царицы», разумеется). Со
времен того же Хаммурапи судьи доверяют живым свидетелям несравненно больше, чем

всяким экспертизам, логам, листингам, детализациям и прочим непонятным штукам.

Итак, что делать, если ты пришел на должность и обнаружил в подведомственном
хозяйстве нелицензионного софта больше чем на 50 тысяч (порог наступления
уголовной ответственности) рублей? Не стоит надеяться, что в «случае чего» тебе
удастся свалить все на неизвестного предшественника или на текущих
пользователей.

Пользователи, как показывает практика, легко объединяются против
админа и дружно указывают на него пальцем, подводя под монастырь. Хотя если бы
каждый юзер взял на себя свою часть контрафакта (меньше чем на 50 тысяч каждый),
то уголовной ответственности избежали бы все.

Но офис — это тебе не сицилийская
мафия с омертой (omerta — обет молчания, часть круговой поруки, скрепляющий
итальянские мафиозные структуры. За любую информацию властям — смерть). Поэтому
доставшийся в наследство контрафакт рекомендуется как можно быстрее извести.

После прополки компьютеров следует также почистить реестры и всяческие закоулки
файловых систем от остатков. При нехватке доказательств оставшиеся от удаленных
программ «хвосты» также подшиваются к делу и засчитываются в общую сумму
нарушений. Есть несколько утилит, умеющих обшаривать углы в поисках таких
следов.

Например, «DeFacto». Ею часто пользуются и сотрудники правоохранительных
органов для оценки состава, количества и степени контрафактности установленных

программ.

Самый интересный вопрос — как именно сисадмину снести опасный софт? Его же
брали на должность с очевидным условием: «чтобы все работало», а если он начнет
свою деятельность с удаления львиной доли программ, его могут, мягко выражаясь,
не понять. Ситуация действительно щекотливая. Как привести ее в соответствие с
законом, если изначально бизнес строится на его нарушении? Как избавиться от
риска привлечения к ответственности, если админа зачастую и нанимают именно как

громоотвод — чтобы он взял этот риск на себя?

Ошибка не в том, что вы на этот риск соглашаетесь. А в том, что не
воспринимаете его как одно из условий трудового контракта.

Когда внезапно
оказывается, что помимо обслуживания сети надо еще и исполнять роль
зицпредседателя Фунта (Фунт — персонаж культовой книги советских времен «Золотой
теленок»; символ подставного лица), вы должны сразу заявить директору: «Мы так
не договаривались!».

Конечно, можно пойти на риск привлечения к ответственности,
ведь вероятность возбуждения дела вовсе не равна единице, а типичный приговор по
146-й статье — год-полтора условно. Не смертельно. Однако брать грех на свою
душу (и судимость в анкету) надо сознательно.

И за соответствующую компенсацию.
Если же громоотводом сисадмин работать не готов, у него есть два пути: так или
иначе избавиться от контрафакта (по договоренности или со скандалом), либо как

можно быстрей покинуть эту опасную должность.

Удаление нелицензионных программ совсем (без замены) или их замещение
свободными аналогами возможно не на любом предприятии. Для одних это вызовет
лишь некоторое увеличение расходной части бюджета и период адаптации работников
к новому софту. На такие жертвы многие руководители, в принципе, пойти готовы.

Конечно, можно поставить их перед жестким выбором, или сделать все явочным
порядком, или уговорить, прельстив существенным снижением рисков. Но для других
такой путь неприемлем. Есть много ситуаций, когда затраты на легальное ПО станут
для предприятия фатальными — оно перестанет быть прибыльным. Как вы понимаете,
тут что-то доказывать руководству бесполезно.

Надо сваливать. Разумеется,
внезапно и без предупреждения сносить все пиратские программы не рекомендуется.
Начинать следует с докладной записки, прохождение которой обязательно
задокументировать: отметка канцелярии на втором экземпляре, входящий номер или
хотя бы пара свидетелей.

По бухгалтерским документам следует установить, что из
используемого софта является нелицензионным, а что из этого действительно

необходимо для работы.

Замечу, что лицензионность/контрафактность программ — это не техническая
характеристика и не может быть установлена анализом самих программ. Лицензионная
отличается только тем, что за нее уплачены деньги (или заключен безвозмездный
лицензионный договор). Поэтому установить [не]лицензионность программ без помощи

бухгалтера трудно.

Лучше всего оформить эту инвентаризацию актом с участием бухгалтера (себе
оставить копию). Затем подать по инстанциям заявку/спецификацию на приобретение
недостающих лицензий или план перехода на свободный софт. После этого можно

начинать действовать.

Но есть один нюанс. Докладная записка «у нас контрафактный софт, прошу дать
денег на лицензии» сыграет в твою пользу, только если ты в дальнейшем
предпримешь действия по исправлению ситуации.

Если же ограничишься
информированием начальства о факте, то записка выступит не оправданием, а
доказательством преступного сговора: начальник приказывал нарушать авторские
права, сисадмин знал о нарушении и исполнял этот заведомо незаконный приказ. А
исполнение заведомо незаконного приказа (ч. 2 ст.

42 УК) не освобождает от
ответственности. После совершения упомянутых «предупредительных выстрелов» можно

сносить весь незаконный софт.

Некоторые деятели предпочитают иной вариант: «самому написать заявление в
правоохранительные органы, не дожидаясь, когда на тебя донесут другие».

Такое
заявление не станет индульгенцией, если вы сами приложили руки к установке
нелицензионного софта; в этом случае оно будет иметь статус «явки с повинной»,
сильно смягчит наказание, но освобождение от ответственности не гарантирует.

Автор не является поклонником доноса на собственное предприятие, в основном по
моральным соображениям. Я бы предпочел пресечь правонарушение собственными

руками.

Айтишники, обратившиеся за юридической консультацией, часто ставят вопрос
таким образом: «как прекратить нарушения, избавиться от риска, но при этом не
испортить отношения с начальством»? Такой постановки автор не приемлет.

Для
нормального начальства в нормальной лавке факт нарушения авторских прав — вполне
достаточный аргумент, после которого босс станет помогать тебе избавиться от
контрафакта. Если же не помогает (и пуще того, запрещает удалять пиратку, а
денег на лицензию не дает), то это не предприятие, а организованная преступная
группа, в просторечии именуемая шайкой.

Вступил в шайку — принял риск.
Разумеется, в среде благородных рыцарей командир берет на себя вину
подчиненного. А вот в преступной группе, каковую вы со своим начальником
составляете (один приказывает совершать преступление, другой исполняет),
моральные нормы иные. Пахан всегда пожертвует сявкой. Да, он приказывал, но он —
на то и пахан, чтобы приказывать.

А вина будет свалена на шестерку, потому она
так и называется — шестерка. Когда попадается, выбор у нее не очень широк:
признать единоличную вину или попытаться заодно утащить с собой пахана. Варианта

«избежать ответственности » нет. Для этого не надо было участвовать в шайке.

Так что соблюсти закон и не поссориться с главарем преступной группы — цели
несовместимые.

Если устранение нарушений авторских прав невозможно или экономически
нецелесообразно, а риск не соответствует оплате — надо уходить. И, уходя,
оборвать ниточки, за которые тебя впоследствии могли бы притянуть к чужим
нарушениям.

Как уже указывалось, текущий сисадмин является наиболее удобным
кандидатом в подозреваемые. Его предшественник — не самый удобный, но вероятный,
особенно если текущий только только вступил в должность и свалить на него
слишком многое будет затруднительно.

Тем более, если твой преемник догадался
оформить принятие дел актом с указанием всех компьютеров и перечнем
установленного на них ПО. Понял намек? Да, инвентаризация софта будет полезна
как при поступлении, так и при увольнении.

Только в отличие от материальных
ценностей, надо постараться, чтобы при приеме хозяйства в ведомости оказалось

как можно больше, а при сдаче дел — как можно меньше.

Увольнение с конфликтом — хороший повод постижения на практике утверждений из
первого параграфа данной статьи. Помни, что ты — технарь, а твои противники —
управленцы (бюрократы, если угодно).

Не пытайся играть и не надейся выиграть на
их поле и по их правилам. Если не удалось договориться, обратись к адвокату.
Вошедшая в анекдоты западная привычка подключать юриста по любому поводу
возникла не от хорошей жизни.

А от того, что неискушенных людей много и часто

подставляли.

Не похоже, чтобы в ближайшие годы накал борьбы за авторские права начал
ослабевать. Тенденции намекают на то, что план по 146-й статье снижаться не
будет. После вылавливания доверчивых «черных инсталляторов» правоохранительные
органы плотнее возьмутся за офисы. А потом, может быть, и за домашних
пользователей. Так что риски дорожают, а желание предпринимателей перевалить их

  1. на сисадминов становится все сильнее.
  2. Предохраняйся!
Читайте также:  Гарантийное письмо об оплате за услуги: образец, как написать, скачать бланк формы

Как ИП избежать продажи контрафакта и фальсификата

Поддельный товар плох всем — он нарушает права владельца товарного знака, порождает недобросовестную конкуренцию, может нанести ущерб здоровью потребителя, и более глобально — отрицательно влияет на экономику страны.

Государство борется с оборотом незаконной продукции: изымает его у продавцов, уничтожает, а самих продавцов наказывает. 

Почему на рынке много подделок

Между незнакомым производителем и брендом покупатели чаще выбирают известную марку, поэтому магазинам выгоднее продавать товары известного изготовителя. Но закупка продукции у бренда стоит дороже, чем закупка подделки, а продавцы заинтересованы в сокращении затрат.

Так и выходит, что при продаже ходового товара компания испытывает искушение заработать побольше. В этом ей помогают подпольные производители.

В нашей стране больше всего подделывают молочную продукцию. Но также много фальсификата среди одежды, лекарств, техники и даже топлива. Незаконный оборот продукции сегодня считается одной из ключевых проблем российской экономики.

Подделка — это контрафакт или фальсификат

Под подделкой подразумевают «контрафакт» или «фальсификат», следует различать эти два понятия.

Контрафакт — это товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно изображен товарный знак или что-то похожее на него — ст. 1515 ГК РФ. Например, если на чехле телефона изображено надкушенное яблоко, но товар изготовлен не Apple, это контрафакт.

Контрафактом считается также продажа немаркированной продукции, нарушение авторских прав («пиратство»), незаконное использование чужих изобретений.

Фальсификат — это вещи, информация о которых неполна или недостоверна — ст. 1 ГК РФ. Например, человек приобретает в магазине мебели товар из деревянных досок, а на самом деле он сделан из ДСП. Покупателя обманули, это подделка.

Контрафакт — это всегда фальсификат, потому что знак чужой торговой марки обманывает покупателя. Но не всякий фальсификат будет контрафактным, потому что способы обмана бывают разными. В примере с заменой досок на ДСП производитель не выдавал себя за другую марку, просто не обеспечил заявленное качество. 

Что будет, если продавать контрафактный товар

Предприниматель, продающий поддельный товар, может понести гражданскую, административную и уголовную ответственность.

Гражданская ответственность по ст. 1515 ГК РФ. Если владелец товарного знака обратится в суд за компенсацией за нарушение исключительных прав, нарушителю придется заплатить:

  • от 10 000 до 5 000 000 ₽ за каждый факт нарушения закона, по усмотрению суда;
  • в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак;
  • в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, которая обычно взимается за законное использование товарного знака.

Вместо компенсации правообладатель может потребовать возмещения убытков, но так как убытки доказать сложнее, обычно через суд взыскивают компенсацию.

Административная ответственность по ст. 14.10 КоАП. За незаконное использование чужого товарного знака контролирующие органы могут оштрафовать ИП на 10 000-50 000 ₽, а сам товар конфискуют и уничтожат.

Уголовная ответственность по ст. 180 УК РФ.

Если чужой товарный знак использовали неоднократно или его использование принесло правообладателю ущерб более, чем на 250 000 ₽, то ИП могут привлечь к уголовной ответственности.

Наказание за это преступление может быть штраф 100 000-300 000 ₽, обязательные, исправительные, принудительные работы или лишение свободы до двух лет со штрафом.

Ответственность за продажу фальсификата

  • За продажу фальсифицированной продукции предпринимателя могут привлечь к административной ответственности, по статье «Обман потребителей». 
  • Наказание по этой статье — штраф от 12 000 до 20 000 ₽.
  • Уголовной ответственности за продажу фальшивой продукции пока нет. 

Как ИП минимизировать риски

Покупатели всегда заинтересованы в покупке качественного продукта. В случае обмана они будут винить продавца и жаловаться в Роспотребнадзор на вас, а не на вашего поставщика. 

Конечно, проверить качество каждого товара нереально. Зато перед началом работы можно проверить поставщика. Например, поискать про него отзывы, узнать про судебные дела с правообладателями и закупщиками. Для проверки контрагентов подходит Контур.Фокус. 

Лучше всего покупать маркированные товары. Маркировка предназначена для борьбы с подделками, она помогает отследить весь путь товара от производителя или импортёра до вас. Сейчас в обязательном порядке маркируют лекарства, шубы, обувь и сигареты, а в 2021 году список таких товаров расширится. 

Статья про маркировку обуви и сигарет

Если вы продаете товары, на которых изображены известный логотип, лейбл, марка, или вещь — предмет авторского права, например, игрушка-герой из мультика, то нужно внимательно изучить сопровождающие товары документы.

Договор поставки. В договоре поставки обратите внимание на разделы «права третьих лиц» и «ответственность сторон».

В идеале там должно быть указано, что в случае предъявления продавцу исков о взыскании компенсации в связи с незаконным использованием товарного знака или о возмещении ущерба поставщик предоставит все нужные документы и будет возмещать все суммы, которые будут взысканы с продавца по решению суда.

Лицензия. У изготовителя должна быть лицензия на производство продукта с товарным знаком. Узнать, действительна ли эта лицензия, можно на сайте производителя, а если информации об этом нет, можно позвонить или написать официальному представителю.

Сертификат соответствия подтверждает соответствие продукта требованиям технического регламента. На российские товары сертификаты соответствия выдают сертификационные центры. Если товар импортируют из-за границы, сертификат выдает Таможенная служба. 

Проверить сертификат соответствия на подлинность можно на сайте Росаккредитации. 

Статья актуальна на 03.02.2021

Опасность использования контрафактного ПО

Содержание статьи:

Возникновение компьютерного пиратства обычно связывают с периодом, когда программное обеспечивание (далее – ПО) распространялось на физических носителях информации (дискеты, CD-диски). Со временем проблема контрафактного ПО только росла и с развитием сети Интернет увеличилась в разы.

Вызвано это в первую очередь тем, что доступ к программам значительно упростился – единственным требованием стало наличие подключения к сети Интернет.

Однако, скачивая контрафактное ПО, пользователь с большой долей вероятности рискует безопасностью компьютера и своих данных, а также подвергает опасности взлома других пользователей.

Пользователи, использующие контрафактное ПО могут столкнуться с рядом угроз, которые можно условно разделить на две группы: правовые и технические.

Правовая ответственность

Прежде всего, использование нелицензионного (пиратского) ПО — это правонарушение, за которое пользователь может быть привлечен к ответственности. Законодательством Российской Федерации предусмотрено три вида ответственности за нарушение авторских прав:

  • Административная (ст.7.12, 14.33 КоАП РФ)
  • Уголовная (ст.146 УК РФ)
  • Гражданско-правовая (ст. 12, 1252, 1301 ГК РФ)

Для физического лица (обычный пользователь), использующего пиратские программы, предусмотрена административная ответственность с наказанием в виде штрафа в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей и конфискации контрафактных программ, а также компьютеров, на которых они установлены.

Технические угрозы

Вторая группа угроз включает технические угрозы, возникающие при использовании контрафактного ПО, которые могут привести к следующим последствиям.

1. Кража личных данных

При установке нелицензионных программ, под видом ключей активации или crack-программ (от англ. crack «таблетка» — специальная программа или файл для взлома программного обеспечения, как правило, лицензионного) происходит внедрение вредоносного кода.

В результате злоумышленник может получить доступ к данным пользователя: его интернет-платежам, логинам и паролям от сайтов, включая социальные сети, почту и многое другое.

В дальнейшем эти данные могут быть использованы для кражи денежных средств, социальной инженерии, фишинга, рассылки спама.

2. Использование ПК как элемента бот-сети

Кроме того, пиратское ПО может содержать заранее внедренный вредоносный код, с помощью которого злоумышленник получит доступ к компьютеру и сможет сделать его частью бот-сети для проведения распределенных атак типа «отказ в обслуживании».

В результате пользователь, сам того не подозревая, может быть вовлечен в противоправную деятельность, ответственность за которую будет нести владелец взломанного компьютера. В настоящее время миллионы компьютеров, а с развитием отрасли IoT (internet of the things от англ.

Интернет вещей) и других устройств, являются элементами бот-сетей, с помощью которых осуществляются масштабные атаки на различные сервисы с целью вывода из строя.

3. Потеря данных

Следующей серьезной угрозой, связанной с использованием контрафактного ПО, является потеря данных, хранящихся на компьютере.

Вызвано это может быть как специально внедренным вредоносным ПО, которое удалит всю информацию с компьютера, так и изменениями в коде программы, обусловленными взломом этой программы пиратами.

Эти изменения вызовут ошибки в работе компьютера и способны привести к потере информации.

4. Нарушение работы лицензионного ПО

Зачастую нелицензионное ПО содержит изменения в коде, которые влияют как на работоспособность компьютера в целом, так и на работу отдельных программ. В связи с этим, на устройствах, где установлено контрафактное ПО, могут возникнуть проблемы с подключением периферии или с установкой и использованием других программ (в том числе лицензированных).

В частности, в пиратском ПО может содержаться и вредоносный код, который будет препятствовать обновлению баз данных антивируса или межсетевого экрана, что ставит под угрозу безопасность компьютера.

Контрафактное программное обеспечение лишено интернет-функциональности и не позволяет осуществлять автоматическое обновление системы. Помимо этого, отсутствует техническая поддержка со стороны разработчика. Всё это приводит к ограничению функционала программ, снижению уровня безопасности и, как следствие, к возможному заражению компьютера вирусами и потере данных.

Из всего сказанного видно, что использование контрафактного ПО представляет серьезную угрозу не только с правовой точки зрения.

Проблемы, с которыми может столкнутся пользователь, весьма серьезны, а их решение будет стоить гораздо больше,чем было сэкономлено на лицензионном программном обеспечении.

Это касается не только восстановления компьютера от вирусов, но и потери личных данных, а также денежных средств, что само по себе гораздо существеннее. Кроме того, использование пиратского ПО является правонарушением, за которое предусмотрена ответственность.

Как избежать угроз, связанных с контрафактным ПО

  1. Используйте лицензированные программы и компоненты.
  2. Не передавайте личные данные через компьютер, на котором установлено контрафактное ПО.
  3. Регулярно обновляйте антивирусные басы данных и ОС.
  4. Создавайте резервные копии важных файлов, хранящихся на компьютере.
  5. Используйте ПО с открытым исходным кодом (Open Source). Несмотря на то, что такие программы находятся в свободном доступе, они обладают качеством и функционалом, схожим с полноценным лицензионным программным обеспечением

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *