12 интересных выводов арбитражных судов о банкротстве в ноябре 2021 года

Государственно-правовое управление (ГПУ) президента подвергло критике доработанный правительством законопроект о реформе института банкротства.

По мнению президентских юристов, большинство ранее высказанных замечаний к проекту не исправлено, он содержит множество внутренних противоречий, а ряд его положений и не соответствует тому, что заявлял первый вице-премьер Андрей Белоусов на недавнем совещании по теме реформы у Владимира Путина.

20 февраля ГПУ президента направило новое заключение (есть у “Ъ”) на доработанные правительствомпоправки, реформирующие институт банкротства в России. Авторы заключения напоминают, что кроме них замечания на проект высказывали также помощник президента Максим Орешкин, Счетная палата, РСПП, ТПП, ВЭБ.РФ, Агентство по страхованию вкладов и объединения операторов электронных площадок.

ГПУ обращает внимание, что многие замечания так и не учтены, а некоторые положения законопроекта не соответствуют поручениям президента от 5 декабря 2019 года, во исполнение которых этот документ и разрабатывался. Переходный период реформы, по мнению управления, следует продлить до двух лет — для того чтобы было время апробировать новеллы, проанализировать судебную практику и при необходимости скорректировать закон.

ГПУ также указывает, что ряд положений проекта «вступает в противоречие с результатами совещания президента РФ с членами правительства 10 февраля», в том числе с тезисами доклада первого вице-премьера Андрея Белоусова.

Так, в том докладе утверждалось, что срок конкурсного производства сокращается до года с возможностью продления лишь на шесть месяцев, однако в законопроекте такой нормы нет.

Другое несоответствие касается наделения специально создаваемых «дочек» госкорпораций («Ростеха», «Росатома», «Роскосмоса» и других) статусом арбитражных управляющих (АУ).

Поправки допускают возможность их назначения на дела о банкротстве предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК) и иных организаций по решению правительства. Также они позволяют получить функции управляющего ВЭБ.РФ, разрешая Белому дому передать полномочия АУ и другим юрлицам.

В докладе же речь шла о том, что такие «дочки» смогут вести дела о банкротстве не любых предприятий ОПК, а только стратегических и по решению спецправкомиссии. ВЭБ.РФ же, следовало из доклада, станет АУ только по отдельным проектам и по решениям правительства.

Расширения круга АУ и должников, на банкротство которых их можно назначать, в докладе не предполагалось, поэтому ГПУ призывает привести поправки в соответствие с ним, записав также требования к новым АУ и гарантии их имущественной ответственности.

Опасения ГПУ вызывает и то, что «большую часть сутевых положений планируется перевести на подзаконный уровень», при этом заявленные сроки принятия таких актов (три-шесть месяцев) «вызывают сомнения», так как были случаи, когда правительство издавало необходимый акт в сфере банкротства спустя почти 17 лет с даты вступления в силу закона. Поправки же спускают на уровень правительства многие «ключевые положения», в том числе о начислении баллов арбитражным управляющим, от которых будет зависеть их назначение на процедуры.

В целом система баллов, указывает ГПУ, по-прежнему не урегулирована поправками, а возможность случайного выбора АУ ограничена «крайне маловероятной ситуацией» (когда после трех раундов ни одна СРО не представила кандидатуру АУ).

Вместо «ранжирования на основе объективных показателей» система расходования баллов ограничивает количество процедур, в которых АУ может поучаствовать, не учитывая его отраслевой опыт и показатели эффективности.

Поправки так и не вводят механизмы контроля за присвоением рейтинга и не дают возможности его оспаривать, а предоставление СРО полномочий перераспределять баллы между своими членами нарушает принцип независимости АУ, отмечается в документе.

Довольно резко управление критикует и положение о праве суда самостоятельно, без учета мнения кредиторов ввести процедуру реструктуризации долгов — это возлагает на суд «несвойственные функции экономической экспертизы» и влечет «избыточное затягивание процедуры банкротства».

Также ГПУ настаивает на исключении нормы о прекращении залоговых прав кредитора, если он не воспользовался правом оставить за собой предмет залога в течение месяца после объявления вторых торгов несостоявшимися,— такой подход «нивелирует правовое значение преимущественных прав залогодержателя» и противоречит Гражданскому кодексу.

В целом, по мнению ГПУ, новая редакция законопроекта нуждается в доработке, так как «характеризуется низким уровнем юридической подготовки, изобилует внутренними противоречиями, содержание многих положений в принципе невозможно уяснить».

Анна Занина, Евгения Крючкова

О чем говорят банкротства компаний по итогам i квартала 2021 года

ЦМАКП выявил главные тенденции корпоративных банкротств по итогам I квартала 2021 года. Несмотря на то, что количество процедур несостоятельности организаций в целом снизилось на 8,6% в сравнении с I кварталом 2020 года, остались отрасли, в которых число банкротств выросло. В частности, количество банкротств увеличилось в сферах машиностроения (+5,8%) и строительства (+1,3%).

Аналитики также обратили внимание — отмена моратория на процедуры несостоятельности вопреки ожиданиям не спровоцировала рост банкротств.

Все дело в том, что многие компании, работающие в пострадавших от коронавируса отраслях, воспользовались инструментом судебной рассрочки долгов.

Механизм позволяет провести реструктуризацию задолженности через суд несмотря на наличие или отсутствие договоренностей с кредиторами.

Также не исключено, что должники постарались договориться с кредиторами в досудебном порядке, поскольку процедуры банкротств в России показывают низкую эффективность. Но еще одной причиной мог стать банальный «бюрократизм»: между подачей заявления об инициации процедуры несостоятельности и принятия решения судом могут пройти многие месяцы, и потому статистика I квартала 2021 года оказалась «молчаливой».

Также в ЦМАКП отметили, что число кредиторов, намеревающихся обанкротить компании, также не слишком велико. После снятия моратория с января по середину марта было зафиксировано всего 760 сообщений при том, что потенциальных организаций-банкротов в стране около 2 тыс.

Но, несмотря на это, цифры все еще не утешительны: количество фирм, учтенных в ЕГРЮЛ, снизилось до 3,4 млн (-8,2%). При этом сокращения продолжаются с 2016 года.

Но аналитики поясняют, что сокращение числа юридических лиц в ЕГРЮЛ необязательно свидетельствует о «вымирании» бизнеса: ФНС зачастую исключает из реестра недействующие или фиктивные предприятия.

Из представленной статистики видно, что в период лета 2020 года (с начала постепенного выхода из карантина) практически все анализируемые отрасли продемонстрировали выравнивающий «всплеск» банкротств, выйдя на «допандемийные» показатели 2019 года, отмечает руководитель направления «Реструктуризация и банкротство» фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков. Из данных исследования видно, что после «всплеска» число банкротств колеблется в условной медианной линии около 900 банкротств в месяц.

Читайте также:  Как юристу справиться с потоком негативной информации

«К сожалению, анализ дается только в отношении юридических лиц и не касается банкротств физических лиц, которые на протяжении нескольких лет демонстрируют уверенный рост и превысили по количеству банкротства организаций. В 2020 году рост банкротств граждан составил 72% по сравнению с 2019 годом (119 тыс. человек признано банкротами). Такая же динамика наблюдается в 2021 году. Думаю, что сыграло 3 фактора: низкие темпы экономического роста (доходы населения продолжают устойчиво снижаться), мораторий не распространялся на физических лиц и, наконец, граждане «распробовали» институт банкротства (проще и, главное, дешевле списать, чем погасить долги за счет экономической активности)», — говорит Олег Пермяков.  

После отмены моратория на банкротство не произошло роста заявлений о банкротствах компаний, и в будущем не стоит ожидать резкого увеличения количества заявлений кредиторов о банкротстве контрагентов, считает руководитель направления юридической компании a.t.Legal Михаил Чернышев.

Так, отраслевая структура крупнейших предприятий-банкротов позволяет сделать вывод о том, что пандемия коронавируса в наибольшей степени негативно сказалась на сфере торговли, строительства и машиностроения.

Отсутствие всплеска банкротств после отмены моратория эксперт объясняет и тем, что компании, не пережившие пандемию, уже в 2020 году могли сами обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве или попросту ликвидироваться, не дожидаясь накопления долгов.

Сэкономить на банкротстве

Банкротство. Механизм начать с нуля. Казалось бы, если есть большие долги, которые невозможно выплатить, с работы сократили, есть возможность начать сначала

Однако…

Что же делать для начала такому бедняге. Идёт по объявлениям: «Спишу долги. Юрист по банкротству». Такие специалисты за бесплатно не работают и гонорар просят не малый, да ещё говорят услуги финансового управляющего нужно будет оплатить. Эх, кабы не долги, так в долг бы взял. А так, что ж.

Ну, тож не совсем дурак, заявление в суд не напишет, а там уж разберётся. Ведь закон о банкротстве написан для таких же.

Написал. При подаче госпошлину надо оплатить и 25 т. т. На депозит суда перечислить для финансового управляющего. Ну, это можно ещё перезанять. Но без финансового управляющего банкротом стать нельзя. К одному сходил, к третьему, десятому, все говорят: «Конечно, поможем, только помимо официального вознаграждения нужно доплатить ещё». Эх, снова здорова.

Теперь по существу.

«Спишу долги». Яркие рекламные объявления.

  • Гражданин вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании банкротом, если у гражданина есть денежные средства для проведения процедуры банкротства.
  • При этом, если воспользоваться одним из указанных объявлений, то денежных средств потребуется в разы больше.
  • Инициировать процесс процедуры банкротства возможно самостоятельно.
  • В заявлении о признании гражданина банкротом указываются наименование и адрес саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть утвержден финансовый управляющий.
  • Денежные средства на выплату вознаграждения финансовому управляющему в размере, равном фиксированной сумме вознаграждения финансового управляющего за одну процедуру, применяемую в деле о банкротстве гражданина, вносятся в депозит арбитражного суда.

Таким образом, при подаче заявления необходимо оплатить госпошину 300 руб. и 25 000 руб. внести на депозит суда, а также указать адрес саморегулируемой организации, из которой должен быть утвержден финансовый управляющий.

Участие финансового управляющего в деле о банкротстве гражданина является обязательным (ст. 213.9 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)).

  1. Арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение в деле о банкротстве, а также на возмещение в полном объеме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.
  2. Вознаграждение, выплачиваемое арбитражному управляющему в деле о банкротстве, состоит из фиксированной суммы и суммы процентов.
  3. Размер фиксированной суммы такого вознаграждения составляет для финансового управляющего — двадцать пять тысяч рублей единовременно за проведение каждой процедуры, применяемой в деле о банкротстве.
  4. При этом, основная сложность заключается в поиске финансового управляющего.
  5. Без финансового управляющего невозможно провести банкротство гражданина, но управляющий не обязан соглашаться на работу.
  6. Поэтому, многие управляющие требуют у должника деньги сверх установленного законом вознаграждения.
  7. При этом, если в течение 3 месяцев не будет получено согласия ни от одного от финансового управляющего, производство по делу о банкротстве будет прекращено.
  8. Процессы по банкротству в среднем от 6 месяцев.
  9. Стоимость услуг в регионах в среднем от 120-160 тысяч рублей по типовым случаям.
  10. Также имеется способ банкротства без участия финансового управляющего и затрат на рассмотрение дела в суде.
  11. Гражданин, имеет право обратиться с заявлением о признании его банкротом во внесудебном порядке,
  12. если общий размер денежных обязательств составляет не менее пятидесяти тысяч рублей и не более пятисот тысяч рублей;
  13. если на дату подачи такого заявления в отношении его окончено исполнительное производство в связи с возвращением исполнительного документа взыскателю на основании пункта 4 части 1 статьи 46 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (независимо от объема и состава требований взыскателя) и не возбуждено иное исполнительное производство после возвращения исполнительного документа взыскателю.
  14. Оконченное исполнительное производство предполагает, что у гражданина отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание.
  15. Рассмотрение такого заявления в многофункциональном центре предоставления государственных и муниципальных услуг осуществляется без взимания платы.

Блог: zen.yandex.ru/id/61508614cd3ce2090aee851d

Как изменится процедура банкротства после «перезагрузки»

Накануне в Госдуму внесен законопроект № 1172553-7 о реформе банкротства. Он расширяет применение реабилитационных механизмов и одновременно сокращает разнообразие банкротных процедур. Ранее проект этой инициативы вызвал много критики и неоднократно дорабатывался.

По мнению авторов инициативы, сейчас реабилитационные процедуры недостаточно эффективны. Их редко применяют на практике, и еще реже они действительно приводят к восстановлению платежеспособности должников.

В результате сами должники не видят в банкротных процедурах способа решить свои проблемы, и такие дела возбуждают почти исключительно по инициативе кредиторов, когда исчерпаны прочие способы взыскать долг.

Обратите внимание

Инициатива сокращает число банкротных процедур до двух, меняет принцип отбора арбитражных управляющих и оплаты их работы.

При этом за 2019–2020 годы только в 5% случаев требования кредиторов удовлетворили в полном объеме, а в 60% не удовлетворили вовсе.

Только в 2% случаев вводили реабилитационные процедуры, указано в пояснительной записке к законопроекту.

Читайте также:  Устная сделка (ст. 159 ГК РФ): что это за форма сделки, устная сделка по ГК РФ, какие сделки могут совершаться устно

Конкурсное производство при этом в среднем занимает около 2,5 лет (в США, по данным автором законопроекта, его продолжительность в среднем не превышает года).

Арбитражные управляющие против «банкротных» поправок

Читать далее…

Реформа предполагает, что как должник, так и кредитор могут обратиться в суд не только с заявлением о признании должника банкротом, но и с заявлением о введении процедуры реструктуризации его долгов. При этом от всех прочих процедур (например, наблюдения или финансового оздоровления) предлагается полностью отказаться.

Обратите внимание

Законопроект предлагает разделить должников на группы и отбирать арбитражных управляющих для них на основе балльной системы, где каждой группе соответствует определенное количество набранных кандидатом баллов.

По мнению авторов инициативы, мотивацию управляющих необходимо повысить. Для этого внесут изменения и в порядок выплаты вознаграждения для них.

Фиксированная сумма будет зависеть от процедуры банкротства и ежемесячного либо единовременного порядка ее выплаты, а также от суммы процентов по вознаграждению.

Документ регулирует очередность удовлетворения требований кредиторов с учетом их приоритетности, причем требования контролирующих должника или аффилированных с ним лиц выделят специально.

Бизнес против нового закона о банкротстве

Читать далее…

Требования по обязательным платежам предлагается обеспечивать залогом, чтобы защитить интересы государства. При этом законотворцы ссылаются на позицию Конституционного суда, согласно которой налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде денежной суммы подлежит взносу в казну.

Обратите внимание

Познакомьтесь с человеком, который управляет имуществом должников во время банкротства

В этом выпуске — арбитражная управляющая. Это тот человек, что во время процедуры банкротства по назначению суда управляет деньгами должника, распродает его имущество и следит, чтобы он расплатился с кредиторами. Она рассказала, как проходит этот процесс и сколько можно на нем заработать, какие люди обычно становятся банкротами в России и почему их число растет.

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

У меня два высших образования. Первое — юридическое, училась в Саратовской государственной академии права, окончила ее в 2002 году. Потом захотела поменять сферу — поступила в Финансовую академию (сейчас это университет) при правительстве РФ на специальность «бухучет, финансовый анализ, аудит».

Юристом работала с 2002 по 2019 год. Сначала в Саратове, в юридическом отделе строительной компании. Это была работа для начального уровня, я получала 3000 Р в месяц. Через два года прошла собеседование на должность главного юрисконсульта крупной консалтинговой компании в Москве.

Через четыре года зарабатывала там 4000 $ и иногда, на усмотрение руководителя, получала премии в конверте. В 2007 году устроилась в юридический отдел очень крупного банка: мне нужен был белый доход, чтобы оформить ипотеку, сбережений на квартиру не хватало.

Дослужилась до начальника отдела.

В 2014 году получила дополнительное образование в сфере антикризисного управления — это деятельность арбитражных управляющих, которых назначают в делах о банкротстве.

Востребованность этой специальности начала расти после кризисов 2008 и 2014 годов.

Такие курсы организовывают большинство крупных вузов, у которых есть соглашение с Росреестром. Обучение длится 780 часов, 6 месяцев. Я дистанционно училась в Высшей школе экономики, заплатила 56 000 Р.

В конце сдала сложный квалификационный экзамен. Его принимает Росреестр, он проводится в очной форме — по билетам, в присутствии комиссии.

В каждом билете — три вопроса по разным темам законодательства о банкротстве.

Каждый арбитражный управляющий должен состоять в СРО, организация распределяет между нами работу. Всего в России примерно 50 СРО, в них состоят почти 20 тысяч арбитражных управляющих. Реально из них работают примерно 10 тысяч: остальные, по данным Росреестра, дисквалифицированы за нарушения в работе.

Я начала брать дела по банкротствам в ноябре 2016 года. Сначала совмещала: с 9:00 до 18:00 работала в банке, с 20:00 до полуночи занималась банкротствами. Чувствовала нестабильность своего положения на основной работе — и оказалась права: у банка отобрали лицензию, а всех сотрудников уволили.

Тогда мне повезло: довольно скоро бывший коллега предложил работу в многопрофильном холдинге. До марта 2019 года я руководила там корпоративной службой и получала 275 000 Р плюс годовой бонус в размере шести месячных окладов. По иронии судьбы холдинг обанкротился. После этого я переключилась на работу арбитражным управляющим, хотя всегда рассматривала это занятие как подработку.

Чтобы начать работать, нужно соответствовать большому количеству критериев: высшее образование, повышение квалификации, двухлетняя стажировка в СРО, двухлетний стаж работы на управленческой должности.

Нельзя иметь судимости и числиться в реестре дисквалифицированных лиц налоговой службы — туда попадают люди, которые совершили административные правонарушения. Еще нужно вложить немало денег.

На некоторые взносы СРО предоставила мне беспроцентную рассрочку на четыре года.

???? Курсы повышения квалификации и экзамен

около 50 000 Р

???? Стажировка в СРО

10 000 Р

???? Вступительный взнос в СРО

от 10 000 Р. Организация определяет сумму исходя из операционного бюджета

???? Взнос в компенсационный фонд

200 000 Р. Они компенсируют убытки пострадавшим от неправомерных действий арбитражного управляющего

???? Членские взносы в СРО

50 000 Р в моем случае. Они покрывают зарплату сотрудников, а излишки идут в страховой фонд

⚠️ Обязательное страхование ответственности на сумму не менее 10 млн рублей

от 40 000 Р. Например, не оспорил сделку с квартирой в Москве — считай, что причинил кредиторам вред в размере стоимости такой квартиры. Без страховки его пришлось бы возмещать

???? Подписка на программу «Помощник арбитражного управляющего»

30 000 Р

???? Электронная подпись

5000 Р

Регулярные взносы за назначение на дело — от 1300 Р

???? По банкротству физического лица

от 1300 Р

???? По банкротству организации

от 7000 Р

Во время процедуры банкрот не распоряжается своим имуществом и деньгами. Его банковские счета блокируются — каждый месяц я снимаю деньги и выдаю ему прожиточный минимум. Имущество тоже на время переходит в управление к арбитражному управляющему — в том числе то, что купили во время брака. Новые сделки с имуществом не регистрируются.

Моя задача — организовать продажу имущества банкротов, которое вошло в так называемую конкурсную массу, и рассчитаться с кредиторами.

Подать в суд заявление о признании должника банкротом может любой кредитор при просрочке более трех месяцев. Банкротят граждан при крупной задолженности: от полумиллиона рублей в сумме.

Потом клиент — сам или через юриста — обращается в СРО, просит дать для банкрота управляющего и вносит на депозит арбитражного суда вознаграждение за его работу, 25 000 Р. Если должника банкротит государство или компания, платят они.

СРО анализирует, чьи компетенции подойдут в этом деле, и предлагает работу — нам несколько раз в неделю приходят письма со списком вариантов. Я их просматриваю и пишу, на что согласна.

Вознаграждение управляющего по закону небольшое, а рисков, в том числе имущественных, много.

Я сама определяю объем работы и решаю, сколько банкротов в какой месяц мне брать на сопровождение. Спрос на услуги управляющего превышает предложение, поэтому работа есть.

После того как арбитражный суд признает должника банкротом, управляющий начинает свою работу. Суд может ввести две процедуры: реструктуризацию долга или реализацию имущества.

Реализация имущества. Если суд отказывается принять план реструктуризации, вводится процедура реализации имущества. Тут задача финансового управляющего — найти имущество банкрота в реестре и продать, чтобы погасить долг. Еще он проводит финансовый анализ деятельности гражданина за три года, проверяет подозрительные сделки.

Иногда должники перед банкротством пытаются вывести имущество из владения, чтобы сохранить его, — например дарят родственнику.

Это плохая идея: информация обо всех сделках должника будет отражена в выписке из ЕГРН, которую обязательно запросит финансовый управляющий.

Читайте также:  Иски о признании права собственности на недвижимость, о праве на недвижимость, защита права на недвижимость в силу приобретательной давности

Закон о банкротстве позволяет нам оспорить сделку и вернуть имущество в конкурсную массу. Еще управляющий может сделать вывод о признаках преднамеренного или фиктивного банкротства.

Фиктивное банкротство — это когда должник подает на банкротство, желая освободиться от долгов, но при этом у него есть имущество, которого достаточно для удовлетворения требований кредиторов. Арбитражный управляющий обязан сообщить об этом суду, а если есть основания — и в правоохранительные органы. Должнику это грозит административной или уголовной ответственностью.

Долги при этом, понятно, суд не спишет.

Для поиска имущества мы пишем запросы в банки и органы, которые регистрируют квартиры, дачи, земельные участки, плавательные средства, самоходную и авиатехнику, патенты. На эти запросы нам должны ответить в течение семи дней.

Продавать для погашения долга нельзя единственное жилье, вещи индивидуального пользования вроде одежды и обуви, имущество, которое нужно для профессиональной деятельности, продукты, призы и государственные награды.

Но, например, если квартира в ипотеке, то ее могут выставить на продажу.

Бывают сложные случаи: если старая стиральная машинка стоит меньше 10 тысяч рублей, то продавать ее смысла нет, потому что расходы на продажу превысят сумму дохода. А если речь идет о дизайнерской мебели стоимостью выше 10 тысяч рублей, финансовый управляющий обязан ее продать.

Оценку имущества проводит финансовый управляющий, а если оно залоговое, цену и порядок продажи определяет залоговый кредитор. Имущество стоимостью до 100 тысяч рублей можно продавать напрямую: публиковать объявления в едином федеральном реестре сведений о банкротстве или на «Авито» и заключать договор купли-продажи. Все остальное выставляется на торги.

После продажи имущества и завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий представляет в арбитражный суд подробный отчет. Это важный этап: там содержатся сведения о конкурсной массе, реализации имущества должника, требованиях кредиторов и проценте их удовлетворения. Обычно этот процент невысок. Бывает, что кредиторы получают 70—100%, но редко.

Довольно часто у должника вообще нет имущества, которое можно продать, — тогда кредиторы не получают ничего.

Самое большое требование кредиторов в моей практике — 12 млн рублей. Погашения не было, дело завершилось освобождением должника от кредитных обязательств.

Но есть обязательства, на которые банкротство не распространяется: возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, выплата зарплаты или выходного пособия, возмещение морального вреда или алименты. Их банкроту все равно придется выплачивать.

Я планирую свой график примерно на месяц вперед, отталкиваясь от назначенных судебных заседаний. Хожу в суд только на важные: финальные отчеты, оспаривание сделок. По всем остальным судебным спорам заранее пишу в суд свою позицию и прошу рассмотреть в мое отсутствие. В среднем хожу на 7—10 заседаний в месяц.

В эти дни не планирую других дел: заседания в арбитражных судах задерживаются, приходится долго ждать своей очереди в коридоре. Мой рекорд — пять часов. В среднем на одно дело отводится 3—5 минут.

Этого не хватает, но суды перегружены, особенно в Москве и Московской области. В день у судьи может быть более 50 заседаний. Понятно, что по факту судьи рассматривают дела дольше — и график съезжает.

Самая острая проблема — относительная нестабильность законодательства. Есть закон о банкротстве, по которому мы все работаем. Но есть еще и Верховный суд, который дает разъяснения о применении судами норм закона. Порой эти разъяснения в корне меняют трактовку закона. Нужно постоянно быть в тонусе, отслеживать судебную практику и все изменения.

Как сменить профессию, получать больше и на чем заработать. Дважды в неделю в вашей почте

Принято считать, что к процедуре банкротства прибегают люди из так называемой низкой социальной категории или просто мошенники. Но вы удивитесь, когда узнаете, сколько образованных и интеллигентных людей попадают в сложную жизненную ситуацию, где банкротство — единственный выход.

В 2016 году, когда я только начинала работать в этой сфере, чаще всего банкротились пенсионеры. Но сейчас контингент меняется: на личное банкротство подают люди с относительно хорошим для своего региона доходом. У некоторых предпринимателей после кризиса 2014 года не восстановился бизнес, а они брали на его развитие кредиты под личное поручительство.

Бывает, что человек всю жизнь жил скромно, от зарплаты до зарплаты, на дорогое имущество не заработал, не шиковал. Но потом что-то резко меняется: например, заболел он сам или кто-то из членов семьи. Или жена ушла в декрет, в семье осталась одна зарплата.

Долговая история начинается с микрозаймов «до зарплаты».

По ним бешеный процент, как правило 600—750% годовых. Особенно большой был раньше, когда государство еще не регулировало верхний предел процентной нагрузки по таким займам. Но люди их брали: когда ребенок болен, другого выхода может и не быть, пойдешь и займешь, чтобы купить лекарства.

В интернете много рекламы юридических фирм из серии «Спишу долги законно или выплачу их за вас». Подавляющее большинство из них — просто мошенники.

Они берут действительно большие деньги — 150—200 тысяч, заманивают обещаниями, уверяют, что контролируют процедуру банкротства, что финансовый управляющий сделает все как надо, что у них есть «связи» чуть ли не в суде и имущество должника никто продавать не будет.

Не верьте им.

Финансовый управляющий несет личную материальную ответственность за беспристрастное проведение процедуры банкротства. Любое нарушение грозит штрафом от 25 тысяч рублей, и даже за незначительные могут отстранить от работы.

А если он не оспорит подозрительную сделку должника, с него взыщут убытки по процедуре, которые даже страховка не покроет.

Так что ни один вменяемый финансовый управляющий не будет закрывать глаза на спрятанное имущество или «угнанные» авто.

Если смотреть на практику развитых стран, то, например, в США, Канаде, Евросоюзе для юридической практики необходима лицензии. Это отсекает от профессии малоквалифицированных специалистов и просто мошенников. У нас пока достаточно просто зарегистрировать фирму, снять офис, посадить сотрудника у телефона и дать рекламу.

Каждое банкротство — отдельная история. Например, у меня было дело женщины из богемной тусовки.

После развода она осталась одна с детьми и многомиллионными долгами бывшего супруга, тоже из артистической сферы.

Дело было довольно сложное, приходилось собирать доказательства того, что кредитные обязательства у нее возникли из-за профессиональной деятельности бывшего мужа: она была поручителем по его кредитам.

Мы с должницей в суде доказывали, что дом и земля — это единый объект, который является единственным жильем для нее и детей. Я заказала выезд кадастрового инженера и геодезиста — за счет должницы.

Привлекла опеку для участия в суде, потому что спор затрагивал интересы несовершеннолетних детей. Мы смогли отстоять дом. Как единственное жилье, он не вошел в конкурсную массу и не подлежал продаже для расчетов с кредиторами.

Семья до сих пор живет там.

Вознаграждение управляющего составляет 25 000 Р и 7% от суммы реализованного имущества должника. Оно выплачивается после расчета с кредиторами. Это небольшая сумма за такой объем работы. В моей практике самые короткие процедуры длятся полгода, а длинные — больше года. Поэтому арбитражные управляющие ведут одновременно по несколько банкротств, чтобы иметь более-менее нормальный доход.

Я в среднем веду где-то 40 дел по физлицам и несколько дел о банкротстве юрлиц. Был период, когда в производстве моей команды — это два юриста и курьер — было около 100 дел одновременно. Это очень много и сложно.

Доходы разные от месяца к месяцу и зависят от количества завершенных процедур. Я в месяц завершаю около 10, иногда больше, иногда меньше. В среднем получается зарабатывать порядка 200—250 тысяч рублей. Всегда есть возможность заработать дополнительно, например консультациями.

Знаю, что мои коллеги тоже зарабатывают по-разному: кто-то значительно больше, есть те, кто меньше. Но в среде арбитражных управляющих делиться этим не принято.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *