Какие решения судов потрясли юристов в феврале

Суды присяжных в России рассматривают наиболее тяжёлые категории дел: убийство, бандитизм, похищение людей. Зачастую для фигурантов таких дел эти суды — последняя надежда на оправдательный приговор. Однако нередки случаи, когда оправданный заседателями человек вновь попадает в зал суда. Почему так происходит — разбирался RT.

  • 14 апреля Артёма Клепче из Пскова оправдали присяжные по обвинению в двойном убийстве.
  • По версии следствия, он зарубил топором двоих человек, в том числе лицо, находящееся для убийцы в заведомо беспомощном состоянии, сообщила RT объединённая пресс-служба судов Псковской области.
  • Согласно версии обвинения, указанное преступление совершено в период не снятых и не погашенных в установленном законом порядке судимостей.
  • При освобождении из мест лишения свободы в отношении него установлен административный надзор.

Если бы мужчину признали виновным, ему грозило бы суровое наказание — вплоть до пожизненного лишения свободы.

Однако присяжные сочли, что доказательств его вины недостаточно, и в октябре 2020 года вынесли вердикт о непричастности подсудимого к совершению преступления. Псковича освободили из-под стражи прямо в зале суда.

Прокуратура обжаловала вердикт. Дело направили на новое рассмотрение, однако присяжные снова его оправдали. 

Четырежды оправданный

Такие случаи, как с Клепче, происходят постоянно. В июле прошлого года в Крыму присяжные в четвёртый раз оправдали 26-летнего мужчину, обвиняемого в избиении и убийстве 54-летнего гражданина.

Верховный суд республики трижды возвращал дело на новое рассмотрение, в последний раз даже пришлось поменять территориальную подсудность, поскольку в районном суде первой инстанции не осталось судей, которые не рассматривали это дело (по закону рассматривать нужно каждый раз новым составом суда. — RT).

Летом 2018 года присяжные заседатели во второй раз оправдали москвича, обвиняемого в убийстве трёх человек — своих родителей и брата.

Но не всегда оправдательный приговор остаётся в силе даже после повторного вынесения. Так, летом 2019-го студентку из Самары приговорили к восьми годам колонии за сбыт наркотиков в особо крупном размере, несмотря на то что перед этим её дважды оправдал суд присяжных. 

При этом в судах присяжных шансы на оправдание в десятки раз выше, чем в обычных.

Так, по данным судебного департамента Верховного суда, в 2020 году количество оправдательных приговоров составило всего 0,34% от всех вынесенных судебных решений.

Но, как подсчитали в Институте проблем правоприменения, доля оправдательных приговоров в судах с участием присяжных в первой половине 2020 года на областном уровне составила 21,9%, на районном — 29,8%. Однако значительную часть таких решений в дальнейшем отменили.

Так, за первую половину 2020 года апелляционные инстанции отменили 87,8% всех оправдательных приговоров, вынесенных районными судами с участием присяжных. Всего за этот период было вынесено 57 таких решений, 50 приговоров было отменено.

При этом обвинительные вердикты отменяют существенно реже, следует из той же статистики. Так, в первом полугодии 2020 года было отменено только 19,5% таких решений, вынесенных присяжными районных судов.

Мнимые нарушения

Судья в отставке, профессор НИУ ВШЭ и заслуженный юрист России Сергей Пашин пояснил RT, что в соответствии со ст. 389.25 УПК РФ правовых оснований для отмены приговора присяжных всего два.

Какие решения судов потрясли юристов в феврале

  • Федеральный судья в отставке Сергей Пашин
  • РИА Новости
  • © Артем Житенев

«Оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных, подлежит отмене, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий судья не указал присяжным на его неясность и противоречивость, — рассказывает Пашин. — Например, когда одни и те же вопросы решены по-разному — судят людей в соучастии, но одному что-то вменяется, а второму — забыли. Или одного осудили с какой-то оговоркой, а другого — нет».

  1. Также, продолжает Пашин, приговор «может быть отменён по представлению прокурора или жалобе потерпевшего при наличии существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора или потерпевшего на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными вопросов или их ответов на них». 
  2. «То есть речь идёт о серьёзных нарушениях, которые составляют фундаментальный дефект процедуры разбирательства», — подчёркивает эксперт.
  3. Адвокат Алексей Уколов отмечает, что зачастую эти нарушения — мнимые.

В качестве примера он приводит недавнее дело из собственной практики, когда его подзащитного, обвиняемого в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (ч. 4 ст. 111 УК РФ), трижды оправдали присяжные. 

В первый раз, по словам Уколова, дело рассматривала коллегия из шести человек в районном суде, вынесшая оправдательный вердикт. Но затем приговор обжаловали прокуратура и потерпевший.

«В качестве «нарушения» указывалось, что в своём выступлении я якобы оказал незаконное воздействие на присяжных.

А я лишь привёл цитату одного известного коллеги, что «правосудие — слишком серьёзная вещь, чтобы доверять его юристам».

Это стало одним из обстоятельств, на основании которых вышестоящая инстанция отменила приговор, хотя нигде в законе нет запрета на цитирование других юристов в присутствии присяжных».

«Не правовая практика»

Есть и другие обстоятельства, на основании которых суды отменяют оправдательные приговоры.

«По закону нельзя касаться вопросов, которые могут вызвать предубеждение против подсудимого, — говорить, что он ранее судим, имеет наркотическую или алкогольную зависимость. Но суды трактуют это требование так широко, что вообще запрещают обсуждать какие-либо сведения о личности подсудимого, например наличие детей», — объясняет Сергей Пашин.

Также суд может счесть нарушением указание на то, что преступление совершил другой человек.

«Если обвиняемый говорит, что это не он поджёг дом, а сосед, к примеру, это тоже может привести к отмене оправдательного вердикта», — рассказывает эксперт. «Ещё не разрешают обвиняемому и его защите говорить о пытках, которые к нему применяли», — продолжает Пашин.

На всё вышеперечисленное законодательных запретов нет. «Это придуманные нарушения, основанные на практике Верховного суда, но практика эта совершенно не правовая», — убеждён эксперт.

Встречаются и более курьёзные случаи. «Как-то один из адвокатов через несколько дней после вынесения вердикта пошёл с присяжными в ресторан отмечать счастливое окончание дела. Праздновали на деньги оправданных.

Застолье сняли на камеру, а потом показали в суде —  посмотрите, мол, какие у нас арбитры заседают.

Это послужило поводом к обжалованию приговора, основанного на вердикте этих присяжных, и в итоге его отменили», — рассказывает юрист Валентин Карелин. 

«При этом одно и то же действие в случае обвинительного приговора не воспринимается как нарушение, влекущее отмену приговора, а в случае оправдательного вердикта то же самое действие расценивается как непременно повлиявшее на присяжных и влекущее отмену приговора», — отмечает адвокат, советник Федеральной палаты адвокатов Сергей Насонов.

«Прокурор знает всё»

По закону присяжный должен быть не моложе 25 лет, не состоять на учёте в ПНД, быть дееспособным и не иметь непогашенных, а также неснятых судимостей. Однако основанием для отмены оправдательного приговора могут стать и данные о личности присяжных, не содержащиеся в этом перечне, говорит Сергей Пашин.

«Например, присяжный забыл сказать, что он в каком-то давнем году был судим, хотя сейчас судимостей не имеет. Или вообще какой-нибудь его племянник привлекался когда-то к административной ответственности.

Суд делает вывод, что присяжные сообщили о себе неполную информацию, и отменяет приговор — не за то, что кто-то судим, а за то, что присяжный не ответил правдиво на вопрос, хотя он мог и не знать этих сведений или забыть о них», — поясняет эксперт.

«Прокурор знает о присяжных всё уже на второй день работы. Наводит справки о них и может держать некий такой козырь в рукаве: если вынесут оправдательный приговор, он явит эти сведения суду, и приговор отменят», — добавляет Пашин.

«Происходит глубокая проверка личных сведений о присяжных, их родственниках, семьях», — соглашается с ним Сергей Насонов.

«В моём понимании, это абсолютно недопустимо, потому что присяжные — это те же судьи, их статус приравнен к статусу судьи, а значит, их личные данные тоже должны быть полностью неприкосновенны.

 Но в очень многих случаях оправдательный приговор отменяется потому, что прокурор представил свидетельства того, что присяжные что-то утаили при формировании коллегии», — отмечает адвокат.

Месть за оправдание

Но даже если оправдательный приговор устоял, нет гарантий, что на этом уголовное преследование закончится. Пример — дело московского предпринимателя Ильи Аверьянова.

Какие решения судов потрясли юристов в феврале

  • Экс-владелец фабрики «Меньшевик» Илья Аверьянов, оправданный присяжными по делу об убийстве охранника, после оглашения приговора в Московском городском суде
  • РИА Новости
  • © Евгений Биятов

Бывший владелец кондитерской фабрики «Меньшевик» обвинялся в убийстве охранника в 2017 году в ходе перестрелки на предприятии. Следствие тогда сочло, что пришедшие на фабрику люди хотели взыскать с Аверьянова долг, а тот открыл по приставам и представителям кредитора огонь, чтобы не дать им провести исполнительные действия.

Сам бизнесмен заявлял, что стал жертвой рейдерского захвата, его разорили с помощью поддельных документов и пытаются отнять фабрику, а выстрел в охранника был трагической случайностью. Аверьянова арестовали в декабре 2017-го, ему грозило до 20 лет лишения свободы. В январе 2020 года его оправдали присяжные в Мосгорсуде.

Читайте также:  Комитент: кто эьто такой (заказчик или исполнитель), и кто такой комиссионер

Также по теме

Какие решения судов потрясли юристов в феврале «Я очень сожалею»: вышедший на свободу экс-директор «Меньшевика» рассказал о перестрелке на заводе и планах на будущее

Генпрокуратура намерена обжаловать решение суда присяжных, признавших невиновным бизнесмена Илью Аверьянова. В 2017 году между…

Потерпевшие пытались дважды обжаловать приговор — в апелляционной и кассационной инстанциях, но летом 2020-го Верховный суд окончательно оставил его в силе.

В апреле 2021 года на Аверьянова завели новое уголовное дело — на этот раз по покушению на убийство. «Аверьянову инкриминируется покушение на убийство трёх лиц на территории и в помещениях фабрики «Меньшевик».

По версии следствия, Аверьянов стрелял по два раза в Раджабова и Абрамова, а также один раз — в пристава Бокова, желая воспрепятствовать таким образом производству исполнительных действий», — сообщил RT адвокат предпринимателя Андрей Бастраков.

«Дело возбуждено на основании материалов, выделенных из уголовного дела, которое закончилось оправдательным приговором, но выделение материалов произведено в нарушение норм уголовно-процессуального закона», — считает адвокат. 

Защитник Аверьянова уверен, что эту историю следует воспринимать как «месть со стороны оппонентов за оправдательный приговор, потому что ранее следствие не усматривало оснований для возбуждения уголовного дела».

«Оппоненты Аверьянова в прессе не раз высказывали своё удивление по поводу исхода дела. Выйдя на свободу, он продолжил добиваться возбуждения уголовного дела в связи с отчуждением зданий фабрики. Новое уголовное дело в отношении него может затормозить этот процесс», — поясняет адвокат.

Слабые доказательства

Вместе с тем среди вердиктов присяжных и вынесенных на их основании приговоров немало парадоксальных, вызывающих в обществе удивление и недоумение. Так, многие граждане возмущались оправданию Николая Мишина, обвиняемого в убийстве восьмилетней девочки из Краснодарского края.

Также по теме

Какие решения судов потрясли юристов в феврале «Из-за отсутствия события преступления»: в Краснодаре пенсионера оправдали по делу об убийстве школьницы

В Краснодаре суд огласил приговор Николаю Мишину, ранее обвинённому в убийстве восьмилетней девочки. На основании вердикта присяжных…

Или убийство мужчины прохожим на Курском вокзале: человека лишили жизни лишь за то, что, по мнению нападавшего, он был нетрадиционной сексуальной ориентации. Преступление совершалось в условиях очевидности, прямо под камерами видеонаблюдения. Как писали СМИ, улик у обвинения хватало — это и орудие преступления, и записи камер, и показания свидетелей. Но присяжные всё равно оправдали убийцу.

«Такие истории — главный пункт критики суда присяжных. Сама природа этого института такова во всех странах, где он есть, — в США, России.

При суде присяжных нельзя добиваться от них обоснования своего вердикта, той же мотивировки, что и у профессиональных судей, — они могут просто принять решение на эмоциях, руководствуясь своим чувством справедливости, интуицией, а иногда и состраданием, если, например, человека признают виновным и перед ними ставится вопрос, заслуживает ли он снисхождения.

Присяжные отвечают на поставленные вопросы только да или нет. При этом в российском правопорядке они должны стремиться «к принятию единодушных решений» (ч. 1 ст. 343 УПК РФ), и это чуть ли не единственное требование к мотивации их вердикта», — рассказывает RT юрист Валентин Карелин.

«Присяжные обсуждают вопросы факта, а не права. Они не могут сказать, что несогласны с квалификацией.

Если адвокаты убедили их в ходе заседания, что преступление надо было иначе квалифицировать, не как убийство, к примеру, а как что-то другое (тяжкие телесные, приведшие к смерти), и присяжные с этим согласны, для них единственный вариант — ответить нет на поставленный вопрос, поскольку они могут либо полностью согласиться с предъявленным обвинением, либо полностью его отвергнуть, — говорит юрист. — Этим и объясняются многие случаи, кажущиеся оправданием убийц присяжными. Просто они, не будучи готовыми признать за подсудимым прямой умысел на лишение человека жизни, при этом легко могут не считать его невиновным».  

«Зачастую оправдательные вердикты связаны с отсутствием доказательств, — считает Сергей Пашин. — Если обвинение не представило убедительных доказательств, присяжные не будут осуждать человека, брать грех на душу».

«Когда выносят такие парадоксальные вердикты, это связано с тем, что присяжные могли не увидеть позицию защиты в опросном листе, поскольку суд её просто там не обозначил. В итоге присяжные, если больше верят защите, но не видят её позиции в опросном листе, отвечают на вопросы обвинения отрицательно», — рассказывает Сергей Насонов.

«Присяжные не устанавливают, что произошло в реальности, на самом деле. Перед ними ставится вопрос в другой формулировке: «Доказано ли, что событие, преступление имело место?», «Доказано ли, что его совершил подсудимый?».

То есть им надо дать ответ на более простой вопрос: удалось ли конкретному прокурору в этом процессе убедить своими доказательствами коллегию? А если прокурор представил доказательства безграмотно, несистемно их изложил, запутался сам и запутал коллегию, оправдательный вердикт в данном случае будет результатом его деятельности», — заключает эксперт.

На сегодня судами присяжных рассматривается очень мало дел — лишь несколько сотен в год. Для сравнения, за 2019 год всего российскими судами было рассмотрено 749 тыс. уголовных дел.

Но в 2018-м началась реформа этого вида судопроизводства — заседания с участием присяжных распространили на уровень районных судов. «До этого в стране было всего 100 судов, где были присяжные, — областные, краевые, Верховные суды республик и военные окружные суды.

А добавилось 2200 судов. Значит, в 22 раза должно возрасти количество дел. Но этого не произошло», — считает Сергей Пашин.

По словам Сергея Насонова, число дел, рассматриваемых присяжными, всё же увеличилось с начала реформы. «Если до неё рассматривали около 200 дел в год, то сейчас их уже 700—800. Реформа ещё продолжается, и постепенно эти цифры будут расти», — уверен адвокат. 

А что, так можно было? как в россии выигрывают суды об отказах от пцр-тестов и вакцинации

Музей городской скульптуры устроит парад японской нечистиВ Петербурге начался фестиваль студенческого кино «ПитерКиТ»В Петербурге открывается выставка Владислава Мамышева-МонроВ Манеже покажут «Покой и Радость» с оригинальным саундтрекомНа Крестовском острове каршеринг въехал в ограждение и показал «пузо»Десять причин, почему вы каждый день просыпаетесь уже уставшимВ космосе заметили потенциально опасный астероид, летящий к ЗемлеСборная России разгромила Кипр на «Газпром Арене» со счетом 6:0Генпрокуратура: «Мемориал»* нарушает конституциюМеждународная группа ученых составила портрет типичного антиваксераТрое зенитовцев сыграют за сборную России против КипраПетербуржцы сняли падающий с неба неопознанный объектВ Минцифры заявили о «самой мощной» кибератаке на сайт госуслугЧеловек как негативная экстерналияГенпрокуратура требует ликвидировать правозащитный центр «Мемориал»*Мужчина насмерть разбился при падении в шахту лифта на КоллонтайРостовский спасатель пришел в приют и застрелил собаку. Его уволилиЦентр Курехина реконструируют за 3,8 млрд рублей до конца 2024 годаBooking разрешит отелям не согласовывать с ним ценыБрата Хабиба Нурмагомедова подозревают в наезде на полицейскогоПредыдущие новостиАрхив материалов

Масками, ПЦР-тестами и обязательной вакцинацией недовольны многие, но в судах свои отказы от них отстаивают единицы. Выигрывающих эти суды — еще меньше, но «Фонтанка» нашла такие примеры.

Какие решения судов потрясли юристов в февралеавтор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архивПоделиться

Вопрос законности коронавирусных ограничений с начала пандемии был лишь дискуссионным, пока государство не стало отвечать на него вполне ощутимыми штрафами за отсутствие масок и отстранением от работы из-за отказа сдавать ПЦР-тест. Недовольных было много, единицы пошли в суды. «Фонтанка» собрала случаи самых упорных противников масок, ПЦР-тестов и вакцинации, которые дошли до суда и выиграли его.

Пожалуй, первой иконой ковид-диссидентства стала «петербургская Сарра Коннор» Алла Ильина, сбежавшая в самом начале пандемии из Боткинской больницы.

Несмотря на отрицательные анализы на грипп и парагрипп (о свободной сдаче теста на коронавирус тогда и не мечтали), Роспотребнадзор через суд добился ее принудительной госпитализации.

Не найдя взаимности в российском суде, женщина обратилась в ЕСПЧ.

Свободолюбивым сестрам по несчастью Ильиной из регионов удалось добиться от правосудия большего. Особенно преуспела в этом Оксана Дивисенко из Воронежа.

Если начинать с истоков, в мае 2020 года она стояла в центре города в одиночном пикете, посвященном тому, что маска не защищает от коронавируса. За это суд первой инстанции оштрафовал ее по ставшей стандартной ч. 1 ст. 20.6.1.

КоАП РФ («Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения») на 1 000 рублей. Суд апелляционной инстанции решение отменил и прекратил производство.

В сентябре 2020 года у одного из коллег Дивисенко по Диспетчерскому центру управления перевозками Юго-Восточной дирекции управления движением РЖД нашли коронавирус.

Ее вместе с другими сотрудниками центра как контактных временно отстранили от работы, чтобы обследовать коллектив на наличие инфекции. В отношении Дивисенко руководство выпустило два постановления — о 14-дневной изоляции и об отстранении.

Вернуться на работу женщина могла только с закрытым больничным листом и отрицательным тестом на коронавирус.

Когда врачи частной поликлиники, которых прислала компания, приехали к Дивисенко, чтобы взять у нее пробы на анализ, «получили категорический отказ» от лабораторного обследования.

В течение месяца она так и не сдала тест, после чего сотрудники Юго-Восточного территориального отдела Управления Роспотребнадзора по железнодорожному транспорту нашли в ее действиях состав административного правонарушения по «санитарной» ч. 2 ст. 6.3 КоАП.

Читайте также:  Альтернативное обязательство: что это такоев гражданском праве, ГК РФ (статьи 320, 308.1), примеры, исполнение

Суд оштрафовал диспетчера за демарш на 16 тыс. рублей. Первая апелляция оказалась неудачной, но вторая — даже очень. Воронежский областной суд посчитал значимыми юридическими обстоятельствами факт контакта женщины с заболевшим коллегой. Поскольку она «последовательно» заявляла о том, что не контактировала с больным COVID-19, доказать обратное не получилось, наказание было отменено.

Тогда же в сентябре Дивисенко потребовала от своего диспетчерского центра выплатить ей неполученную зарплату за период с 28 августа (дата начала отстранения) по 17 ноября.

Суд первой инстанции хоть и признал, что работодатель не имеет права принуждать сотрудника к ПЦР-тестированию, если он не является обязательным элементом медосмотра, но решил, что можно отстранить сотрудника без сохранения зарплаты на время устранения обстоятельств.

В июне 2021 года женщина обжаловала вердикт, суд постановил отменить решение и вынести новое. Оно пока не отразилось в электронной картотеке дел, но на своей странице «ВКонтакте» Дивисенко рассказала, что суд обязал структуру РЖД выплатить ей зарплату за 3,5 месяца.

Помимо этого на ее счету выигранное дело об отмене двух выговоров за отсутствие маски.

Поскольку в приказе организации не было прописано использование именно медицинских масок, «истица использовала платок для защиты органов дыхания, что не означает нарушение правил, установленных работодателем», посчитал суд.

К тому же он отметил, что наказание слишком суровое, оценочные суждения в приказе о выговорах недопустимы, а слова Дивисенко о психологическом давлении со стороны представителей работодателя обоснованы.

«Теперь следующий этап — вакцинация», — говорит женщина на своей странице «ВКонтакте», как бы пугая, что готовится нанести следующий удар.

Медсестра Елена Киселева из городской больницы №5 в Тольятти в апреле рассказала, как ее уволили с работы за прогул. По словам женщины, она находилась на больничном, а когда вышла с него обнаружила, что уволена. Она посчитала, что истинной причиной стал отказ от вакцинации.

Как сообщил 20 июля телеканал «Царьград» https://samara.tsargrad.tv/news/v-samarskoj-oblasti-vosstanovili-na-rabote-medsestru-uvolennuju-za-otkaz-ot-privivki-protiv-covid-19_384071, Киселева обратилась в суд, тот признал увольнение незаконным и обязал восстановить ее на работе. После этого она не осталась в учреждении и уволилась сама, выяснили журналисты.

Также в «антипрививочных» каналах часто приводят в пример историю кардиолога Натальи Ионовой, которая якобы попала под сокращение в Областном центре медицинской реабилитации и связала это со своими высказываниями и деятельностью «по разоблачению короновирусной аферы».

«Я, кстати, не расстроилась, потому что ожидала чего-нибудь подобного. Я была уверена, что выиграю суд, — рассказала она «Фонтанке». — Мы в суде обжаловали порядок увольнения. Если бы он был выполнен правильно, тогда перешли бы к обжалованию сокращения должности, но работодатель наделал столько ляпов, что суд закончился в одно заседание».

Исход победный. Промышленный районный суд Оренбурга удовлетворил требования истицы частично. Он признал незаконным приказ об ее увольнении в связи с сокращением, обязал восстановить ее на работе и выплатить средний заработок за время вынужденного прогула в размере 70 159 рублей, а также компенсацию морального вреда — 3 000 рублей.

«Когда вернулась на работу, большинство коллег меня поздравило. Сейчас работаю, как будто ничего не бывало. Начмед, которая исполняла обязанности главного, заявила, что это не её решение, сама она против меня ничего не имеет», — поделилась с «Фонтанкой» Ионова.

Эти случаи похожи больше на исключение, чем на правило.

В Москве, например, попытка ведущего инженера Центробанка Натальи Панаевой получить через суд компенсацию в 1 млн рублей провалилась, рассказала она на антипрививочном интернет-митинге https://www.fontanka.ru/2021/06/21/69982430/ 20 июня. Как сообщал Telegram-канал Mash, сотрудница взбунтовалась против принуждения к сдаче ПЦР-теста, за это работодатель наложил на нее дисциплинарное взыскание и сократил зарплату.

В разобранных случаях восстановления на работе юридически увольнение происходило не из-за отказа от вакцинации, а по иным причинам. Если уволить из-за отказа от прививки не могут, то отстранить без сохранения зарплаты — запросто.

Как говорил ранее Роструд, работодатели из некоторых сфер при ряде условий даже должны сделать это, перед этим запросим письменный отказ от прививки.

В интернете образцов таких навалом, антипрививочники и ковид-диссиденты охотно делятся ими друг с другом.

В сети появились даже юристы, готовые бесплатно оказать помощь в случае принуждения к вакцинации. В Калужской, Рязанской, Тульской областях, к примеру, такие услуги предлагают отделения партии «Справедливая Россия — За Правду».

Позиция федерального руководства партии: прививаться нужно, увольнять за отказ от вакцинации — нельзя.

В петербургском отделении партии «Фонтанке» сообщили, что работают по всем случаям нарушения прав граждан, но конкретно по вакцинации никто пока еще не обращался.

Что касается коллективных исков, с ними у антипрививочников совсем не клеится.

Верховный суд на днях отказался исключать коронавирус из списка опасных заболеваний, как того потребовали «Лига защитников пациентов» и более 1 000 россиян, а Независимая ассоциация врачей проиграла суд по иску к Минздраву об отмене регистраций российских вакцин от Covid-19.

Напомним, что организация-истец связана с Общенародным союзом возрождения России объявленной в международный розыск по обвинению в мошенничестве самарчанки Светланы Лада-Русь. Основной сайт ОСВР заблокирован по решению Роскомнадзора.

Евгения Горбунова, «Фонтанка.ру»

Какие решения судов потрясли юристов в февралеавтор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Igorius23 Июл 2021 в 14:58Я смотрю, российские суды вдруг решили проявить принципиальность… Ну оно и понятно: когда напрямую не задеты интересы крупного бизнеса, силовиков, диаспор, госструктур, церкви, ещё кого там, кого обязательно надо учитывать нашим «беспристрастным» служителям Фемиды… Да и то, рискнуть решили, как я погляжу, только совсем уж провинциальные суды. В Москве видимо проконсультировались — и решили не высовываться.Daster22 Июл 2021 в 20:27Ну хоть кто то выделился из стада баранов, и отстаивает свое видение жизни цивилизованно.читать все комментариидобавить комментарий

Победа на одну восьмую

Дело о взыскании с России $50 млрд возвращено на новое рассмотрение

Верховный суд Нидерландов отменил решение по делу бывших крупнейших акционеров ЮКОСа, которые требовали от России компенсации на $50 млрд. Теперь дело возвращается на повторное рассмотрение в апелляции

Какие решения судов потрясли юристов в феврале

Сергей Карпухин / Reuters

Верховный суд Нидерландов отменил решение международного третейского суда, который летом 2014 года присудил бывшим крупнейшим акционерам ЮКОСа компенсацию на сумму более $50 млрд плюс выплату процентов (с тех пор их накопилось уже около $10 млрд). Это следует из пресс-релиза суда, опубликованного в пятницу, 5 ноября.

Россия обжаловала решение третейского суда, но в 2020 году Апелляционный суд Гааги его восстановил. Это решение и оспаривала Россия в Верховном суде, подав кассационную жалобу.

Верховный суд поддержал один из пунктов кассационной жалобы России, отклонив остальные возражения, в том числе касающиеся неподсудности этого дела гаагскому третейскому суду.

Но кассация посчитала, что по процессуальным причинам Апелляционный суд Гааги ошибочно проигнорировал аргумент Российской Федерации о том, что акционеры ЮКОСа, предположительно, совершили мошенничество в арбитражной процедуре, и поэтому не вынес по этому поводу решение по существу.

По этой причине вердикт апелляционного суда не может оставаться в силе, сделала вывод высшая судебная инстанция Нидерландов.

Теперь дело передано в Апелляционный суд Амстердама для слушания и повторной оценки по соответствующему вопросу. «Генеральная прокуратура Российской Федерации приветствует решение Верховного суда Нидерландов, подтверждающее принципы верховенства права и независимости правосудия.

Бывшие российские функционеры, которые незаконным образом завладели ЮКОСом и затем вывели деньги из России для их отмывания и ухода от налогов через сеть подставных офшорных компаний-пустышек, совершили «процессуальное мошенничество» при рассмотрении исков принадлежащих им компаний в международном арбитраже при Постоянной палате третейского суда в Гааге», — говорится в ее заявлении. Ведомство также отмечает, что «вызывает сожаление» тот факт, что высшая судебная инстанция Нидерландов не в полной мере прислушалась к позиции России, которая обосновывала необходимость полной отмены арбитражных решений уже на этой стадии.

В свою очередь, гибралтарская GML, которая представляет интересы бывших мажоритарных акционеров ЮКОСа, заявила, что «выиграла по всем содержательным основаниям», кроме одного ограниченного вопроса. «Мы уверены, что Апелляционный суд Амстердама отклонит безосновательные обвинения России и решения третейского суда будут оставлены в силе», — заявил гендиректор GML Тим Осборн.

По оценкам Генпрокуратуры, разбирательство в Апелляционном суд Амстердама ориентировочно продлится до 2023 года.

В 2005 году компании Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum (по данным российской стороны, представляют интересы в том числе Леонида Невзлина, Михаила Брудно и Владимира Дубова), владевшие около 70% ЮКОСа, инициировали арбитражное разбирательство в Постоянном третейском суде в Гааге (межправительственное учреждение, созданное в 1899 году). В 2014 году третейский суд постановил, что Россия незаконно экспроприировала инвестиции истцов, и присудил им беспрецедентную компенсацию в $50 млрд, которую российские власти выплачивать отказались. К 2021 году эта сумма с учетом накопившихся процентов приблизилась к $60 млрд.

Еще на стадии арбитражных разбирательств Россия утверждала, что третейский суд не обладал юрисдикцией по рассмотрению спора на основании многостороннего Договора к Энергетической хартии (ДЭХ), к которому прибегли истцы. Россия подписала этот договор в 1994 году, применяла временно, но не ратифицировала из-за возражений Госдумы, а в 2009 году официально вышла из ДЭХ.

В конце 2014 года Россия начала судебный процесс в Нидерландах, чтобы аннулировать решение Постоянного третейского суда. В апреле 2016 года Окружной суд Гааги встал на ее сторону и отменил это решение.

Читайте также:  Корпоративные и унитарные юридические лица: это виды по ГК РФ, кто относится и является

Но в феврале 2020 года Апелляционный суд Гааги его восстановил. Решение Верховного суда Нидерландов — третья и высшая инстанция в споре в рамках голландской судебной системы.

Теперь спор возвращается на предыдущую стадию — в апелляцию.

Как Россия обосновывала свою позицию

В жалобе, поданной в мае 2020 года в Верховный суд Нидерландов, Россия заявила восемь оснований для отмены решения апелляционного суда.

Часть из них относится к юрисдикционным аспектам (у арбитража в Гааге не было компетенции рассматривать этот спор), часть — к предполагаемым процедурным нарушениям в работе третейского суда и часть — к «злоупотреблениям и коррупции» бывших мажоритарных акционеров ЮКОСа.

Ключевым является довод о том, что Россия в свое время не давала ясного и недвусмысленного согласия на арбитраж, а потому Постоянный третейский суд в Гааге вообще не должен был рассматривать этот спор.

Россия доказывала, что ДЭХ, на основании которого судились бывшие акционеры ЮКОСа, применялся ею временно, но за исключением тех положений, которые противоречили российским законам и, соответственно, не могли применяться. Причина такой трактовки — ограничительная оговорка, которая, по мнению российской стороны, содержится в ст.

45 договора и выражается в конструкции to the extent that such [provisional application] — «в той степени, в которой такое [временное применение]». Одним из таких неприменимых положений в силу противоречия национальному законодательству, по версии России, была статья ДЭХ о передаче спора в международный арбитраж.

По российским законам споры в области публичного права (проистекающие из действий государства, например в области налогообложения) могут быть рассмотрены только в российских судах.

Российская сторона также утверждала, что в ходе арбитража в 2005–2014 годах истцы намеренно скрыли от третейского суда важную информацию о методах присвоения контроля над ЮКОСом в 1990-х годах. По ее мнению, приватизация нефтяной компании проходила с нарушениями закона. Доктрина «чистых/нечистых рук» требует от Верховного суда Нидерландов отказать в исполнении арбитражных решений.

К тому же Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum, за которыми стоят бывшие российские олигархи (Невзлин, Брудно, Дубов и др.

), были не вправе пользоваться механизмом защиты инвестиций по ДЭХ, поскольку они были фиктивными иностранными инвесторами — офшорными компаниями-пустышками, все время подконтрольными российским физическим лицам, говорилось в жалобе.

Более того, Россия утверждала, что они ничего не вложили в российскую экономику, а только выводили из нее средства в офшоры, то есть даже не могут считаться «инвесторами» в понимании ДЭХ.

Российская сторона также подчеркивала, что на этапе арбитражного разбирательства свидетель со стороны истцов Андрей Илларионов (экс-советник президента России Владимира Путина, ныне критик российского политического режима) получил от бывших акционеров ЮКОСа «секретное» пожертвование в обмен на выгодные им показания. Такие злоупотребления противоречат публичному порядку Нидерландов, настаивает Россия. РБК направил запрос Илларионову.

В июне 2021 года полномочия по представлению интересов России в международных судах и арбитражах были переданы от Минюста Генпрокуратуре.

Но аргумент, который взял верх в голландском Верховном суде, — процедурное мошенничество — был разработан командой Минюста во главе с министром Константином Чуйченко и привлеченными ими юристами, сказал РБК источник, близкий к министерству.

Это косвенно подтверждает бывший замминистра юстиции Михаил Гальперин, который непосредственно занимался этим делом. «В том числе на этом аргументе Минюстом был сделан акцент на заседании Верховного суда Нидерландов в феврале этого года», — сказал он РБК.

«Важность сегодняшнего решения в том, что, пожалуй, впервые в такого рода делах удалось не только подтвердить процессуальное мошенничество со стороны истцов, но и добиться отмены арбитражного решения на этом основании», — подчеркнул он.

На слушаниях в феврале Россия аргументировала, что бывшие акционеры ЮКОСа на протяжении многих лет фальсифицировали доказательства и вводили в заблуждение международный арбитраж — в частности, скрывали истинные методы присвоения контроля над нефтяной компаний в 1990-х годах и обманывали арбитров насчет того, кто стоял за истцами — офшорными компаниями-пустышками. По мнению ее юристов, если бы претензии заявляли непосредственно российские граждане, а не подконтрольные ими номинальные компании, зарегистрированные за рубежом без всякого физического присутствия, то дело не могло бы рассматриваться как спор иностранных инвесторов с государством по Договору об Энергетической хартии.

«Решение Верховного суда касается общего довода Российской Федерации о том, что на стадии арбитражного разбирательства имело место мошенничество. Верховный суд не принимал решения по отдельным пунктам, на которых она основывала этот аргумент», — сообщили РБК в пресс-службе суда.

Какие возражения были у судов против позиции России

Апелляционный суд Гааги в 2020 году не согласился с российской трактовкой ст. 45 ДЭХ. По его мнению, эта хартия применяется целиком либо вообще не применяется (принцип «все или ничего»).

В последнем случае, указал суд, государство должно сделать специальное заявление о том, что оно не может согласиться с временным применением — такую опцию ДЭХ предоставляет, но Россия в свое время не сделала такого заявления.

Верховный суд, в свою очередь, заявил, что Россия неверно толковала положения Энергетической хартии, на основе которых третейский суд в Гааге, присудивший победу бывшим акционерам ЮКОСа в 2014 году, имел право рассматривать это дело. «Из-за отклонения этих доводов из жалобы [России] решение Апелляционного суда Гааги [принятое в 2020 году] по этим вопросам является окончательным», — подчеркнул Верховный суд.

В апреле 2021 года генеральный адвокат при Верховном суде Нидерландов (главный юридический советник суда) Пауль Влас пришел к выводу, что кассационная жалоба России по большому счету необоснованна, а арбитражные решения, которые она пыталась опровергнуть, — достаточно мотивированны. Он рассмотрел все восемь доводов российской стороны и счел, что ни один из них не способен опровергнуть решение о компенсации бывшим акционерам ЮКОСа. Поэтому Влас рекомендовал оставить в силе это решение.

Согласно закону о судебной системе Нидерландов, генеральный адвокат консультирует Верховный суд по текущим процедурам и его заключение является независимой рекомендацией суду, который вправе самостоятельно решать, следовать этой рекомендации при вынесении решения по делу или нет, пояснял РБК управляющий партнер московского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Антон Именнов. Заключение генерального адвоката при Верховном суде Нидерландов «носит для суда лишь рекомендательный характер», подчеркивала пресс-служба российского Минюста. В итоге Верховный суд лишь частично прислушался к мнению юридического советника и направил дело на повторное рассмотрение в апелляционный суд. Он также распорядился, чтобы истцы оплатили судебные издержки российской стороны в размере €7082,07 и еще €2600 в качестве гонорара ее юристов, говорится в решении.

Как экс-акционеры ЮКОСа пытались взыскивать активы России

Выиграв дело в третейском суде Гааги, бывшие акционеры ЮКОСа еще в 2015 году пытались арестовать российские государственные активы — они могли добиваться исполнения арбитражных решений в юрисдикциях 160 стран — участниц Нью-Йоркской конвенции. Дальше всего удалось продвинуться во Франции, где они сумели временно наложить аресты на активы России и ее структур на сумму €1 млрд. Однако затем бизнесмены свернули или приостановили все эти процессы на фоне новых судебных решений.

В мае 2020 года, после вердикта Апелляционного суда Гааги в их пользу, экс-акционеры ЮКОСа попытались арестовать алкогольные торговые марки государственного предприятия «Союзплодоимпорт» в Бельгии и Нидерландах.

Но спустя несколько месяцев голландский суд снял эти обеспечительные меры. После этого попыток обратить взыскание на активы России в других юрисдикциях не предпринималось, говорил РБК источник, знакомый с ходом дела.

В 2020 и 2021 годах суды в США и Великобритании также заключили, что истцы пока не могут претендовать на обращение взыскания на суверенные активы России. Необходимо дождаться финального решения Верховного суда Нидерландов, постановили судьи.

В пресс-службе GML в апреле 2021 года говорили, что, если Верховный суд окончательно отклонит жалобы России, ее оппоненты смогут «немедленно возобновить процедуры принудительного исполнения арбитражных решений в этих юрисдикциях».

Но Верховный суд отменил предыдущие решения, которые позволяли экс-акционерам ЮКОСа претендовать на взыскание.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *