Исполнение обязательства третьим лицом

Исполнение обязательства третьим лицом

Ст. 313: исполнение обязательства третьим лицом

В качестве основных участников отношений, как правило, выступают кредитор и должник. Однако возможно вхождение в сделку и прочих субъектов.

Возложение исполнения обязательства на третье лицо допускается, если из закона, иных нормативных актов, первоначального соглашения либо существа сделки не вытекает необходимость личной реализации оговоренных условий. При этом закон устанавливает правило. Кредитор обязан принять реализацию, предложенную за должника.

Данные положения оговариваются в ч. 1 указанной статьи. В части второй определяется, что в случае, когда имущество третьих лиц находится под угрозой утраты в связи с обращением на него взыскания, эти субъекты могут удовлетворить интересы пассивной стороны сделки по собственной инициативе.

При этом согласие активного участника получать нет необходимости. В данном случае возникают определенные права третьих лиц. Удовлетворив интересы первоначального пассивного участника сделки, они получают возможность обратить взыскание на активную сторону от себя.

Природа отношений

В изданиях достаточно часто встречается указание на то, что третьи лица в гражданском праве осуществляют только фактические действия. Данное утверждение выступает обычно как основание разграничения статуса субъектов.

Речь, в частности, идет о том, что исполнение обязательств третьим лицом не означает, что оно становится участником самой первоначальной сделки. Вместе с этим его действия нельзя назвать исключительно фактическими.

Обуславливается это тем, что они обычно приводят к прекращению соглашения между первоначальными участниками. При этом возникают новые отношения, в которых удовлетворивший интересы пассивной стороны субъект может предъявить свои требования к должнику.

Прекращение сделки выступает как юридическое событие. Аналогичный характер приобретают и возникшие отношения.

Отличия от множественности

Учитывая сказанное выше, в качестве разграничительной линии между стороной отношений и третьими лицами выступает не характер действий. Основным отличием является другое. Третьи лица участвуют не в обязательстве, а в его выполнении.

Из этого можно сделать несколько практических выводов. В первую очередь, необходимо отграничивать участие другого субъекта в сделке и трехсторонний договор, или множественность в отношениях. Последнее предполагает наличие нескольких участников с одной стороны.

При этом объем их юридических возможностей может отличаться. Принципы исполнения обязательств при множественности предполагают, что субъект может обращаться к нескольким участникам одновременно. Он также имеет возможность удовлетворять интересы сразу нескольких сторон.

При этом «внешний участник» не вступает в первоначальный трехсторонний договор вообще.

Перемена субъектов

Исполнение обязательства третьим лицом

Особый случай

Третье лицо, которое не выступает как сторона договора, не может никаким образом изменять его условия. Эту возможность имеют только участники первоначальной сделки. Данное положение отличает субъекта, удовлетворяющего интересы пассивной стороны, от третьего лица, в чью пользу заключен договор. Последнее регламентируется ст. 430 Кодекса.

По положениям этой статьи, субъекту по соглашению необходимо осуществить надлежащие действия в пользу третьего лица. Последний, в свою очередь, обладает юридической возможностью обратить на него взыскание. Данная ситуация имеет определенные отличия от сделки, в которой третье лицо – пассивная сторона. Он не получает юридических возможностей по соглашению.

Права остаются в данном случае у первоначального кредитора. Таким образом, следует установить важный нюанс. Сторонний субъект-кредитор, в отличие от внешнего участника с самостоятельными юридическими возможностями может изменять содержание сделки или производить зачет.

В свою очередь, от обычной (первоначальной) пассивной стороны отношений его дифференцируют по тому, что он не содействует формированию условий соглашения, а только использует его плоды.

Различия положений субъектов по п. 1 и п. 2 ст. 313 ГК РФ

Несмотря на некоторую схожесть и объединение в одной норме, ситуации, приведенные в статье, дифференцируются по многим основаниям. В первую очередь, отличие состоит в роли, которую закон отводит инициативе должника. Так, в п. 1 статьи она предусматривается. Пункт второй эту инициативу исключает.

Многие специалисты отмечают, что к п. 2 не применимы принципы исполнения обязательств вообще. Согласно п. 1 ст. 408, удовлетворение интересов пассивной стороны предполагает прекращение первоначальных отношений. По п. 2 ст. 313 ГК РФ, сделка продолжает существовать.

В данном случае имеет место переход юридических возможностей от пассивного участника к стороннему субъекту. Собственно, это исходит из трактовки, приведенной в п. 2. По существу, в таких случаях имеет место вынужденная цессия. Таковой она является на том основании, что кредитор не может от нее отказаться.

Такое же последствие было бы, если бы пассивный участник добровольно уступил свои юридические возможности стороннему субъекту.

Вопрос о результате действий

Исполнение обязательства третьим лицом

Сложности, связанные с появлением стороннего субъекта

Исполнение обязательства третьим лицом зачастую сопряжено с большими проблемами. Так, в практике имеют место ситуации, когда пассивный участник сделки после получения платежа от стороннего субъекта становится ответчиком по иску об обращении взыскания вследствие неосновательного обогащения.

Рассмотрим несколько примеров. Между двумя обществами было оформлено соглашение лизинга. По его условиям одно предприятие обязывается приобрести ТС и передать их во временное пользование и владение другой компании (второму участнику сделки).

Последняя, в свою очередь, должна была выплачивать соответствующие лизинговые платежи.

Исполнение обязательства третьим лицом

В определении было указано, что по результатам анализа поведения всех субъектов, установлено, что третье лицо действовало в данном случае не по ошибке, а в соответствии с указаниями активного участника. Суд отметил также, что последний проявил согласованность с действиями стороннего участника.

В частности, он не предоставил задатка, который был ему вменен по условиям соглашения. Вместе с этим, он принял от кредитора материальные ценности. Действия последнего были признаны судом как добросовестные и разумные. В результате апелляционная инстанция заключила, что по ст.

1102 последствием ошибочного платежа выступает необоснованное обогащение получателя. При этом по статьям 10 и 313 ГК отчисление добросовестному субъекту, осуществленный сторонним участником, противоправно.

Если согласие второй стороны сделки отсутствует, возникает неосновательное обогащение получателя суммы.

В этой связи, если предположить, что третье лицо осуществило оплату без согласования, то и в этой ситуации иск о взыскании основного платежа и процентов за использование средствами не может быть удовлетворено.

Суд при этом подчеркнул, что сторонний субъект в противном случае не мог бы узнать о существовании сделки. Кроме этого, сумма платежа соответствовала установленному размеру задатка. Кассационная инстанция отменила определение апелляции и поддержала доводы первого суда.

В решении внимание обращалось на отсутствие просьбы со стороны должника.

Закон не предписывает добросовестному получателю, не заинтересованному в исследовании отношений, которые сформировались между другой стороной и внешним участником, определении мотивов, по которым второй перекладывает реализацию условий соглашения на другого.

В соответствии с этим, кассационная инстанция указывает, что исполнение обязательства не может считаться ненадлежащим, если получателю не было и не могло быть известно об отсутствии возложения его на третье лицо, и при этом реализация условий соглашения таким образом не нарушила интересов обязанного субъекта.

Правомерное принятие получателем, как посчитал ВАС, не позволяет руководствоваться положениями ст. 1102. Это означает, что констатация того, что договор возложения исполнения обязательств на третье лицо отсутствовал, не указывает на возникновение необоснованного обогащения со стороны добросовестного получателя. Исполнение обязательства третьим лицом

Другой пример

Между кредитором (обществом А) и должником (предприятием Б) было оформлено соглашение на поставку товара. В соответствии с его условиями, первый должен был отгрузить второму продукцию, а второй, в свою очередь, ее оплатить. Платеж был осуществлен компанией В (третьим лицом).

В документе при этом были указаны реквизиты соглашения между субъектами, товар, сведения о письме, поручающем совершить отчисление, а также счет получателя. После принятия суммы, предприятие А отгрузило продукцию на самовывоз. Спустя время компания В направило иск о взыскании с кредитора необоснованного обогащения.

В ходе рассмотрения спора, судебная инстанция определила, что вся документация, на которую присутствует ссылка в платежном поручении, кроме письма, была составлена в соответствии с заключенным соглашением. Однако сама просьба о совершении отчисления исходила от сторонней компании Г. Ею было составлено письмо, на которое также ссылается платежный документ.

Иск судебной инстанцией был удовлетворен. В определении было указано, что по возложить исполнение обязательства может только участник сделки. Стороннее предприятие Г таковым не является.

Особенности рассмотрения дел

В приведенных выше примерах много общего. Однако в качестве ключевого отличия выступает наличие распорядительного письма в последнем случае.

В этой связи, возникает вопрос: влияет ли это обстоятельство на выбор подхода при рассмотрении данной категории дел в суде? По мнению ряда экспертов, зависимости от метода разрешения спора в данных ситуациях нет. Обуславливается это следующими причинами:

  1. При анализе такого рода случаев следует исходить из того, была ли у кредитора действительная возможность осуществить проверку предоставленных должником документов, которыми подтверждается факт передачи реализации условий сделки на стороннего субъекта. Другими словами, принципиально важно ответить на вопрос, мог ли получатель, по имеющимся у него данным, добросовестно (разумно) считать, что внешний участник совершает действия по поручению. По всей видимости, именно в этом заключается суть п. 1 ст. 313. Противоположный подход, в рамках которого получателю вменяется необходимость специально удостовериться в факте существования поручения, может вызвать на практике множество проблем. Например, кредитор, запрашивая у должника подтверждение, может стать просрочившим субъектом по ст. 406. Кроме этого, вероятно привлечение его к ответственности за несоблюдение условий соглашения, так как получение документации может занять продолжительное время. При этом сложно согласиться, что возложение на субъекта бремени проверки существования отношений между обязанным и третьим лицом в техническом смысле является несущественным. Это обуславливается, в первую очередь, тем, что переписка между последними даже в пределах одного населенного пункта может растянуться на продолжительный срок. При этом сразу же возникает вопрос: как кредитору следует расценивать бездействие должника. На крупных предприятиях действует практика, в рамках которой проект письма, перед тем как он будет подписан уполномоченным сотрудником, проходит согласование в нескольких отделах. Как минимум оно занимает по одному дню на каждое подразделение. В результате формируется следующий срок: 3 дн. на доставку документа в пределах города (по нормативам почты) от кредитора к должнику + 2 дн. на получение, подготовку ответа и отправку обратно + 3 дн. на пересылку почтой. В итоге выходит 8 дней с условием, что нигде не будет задержек. Исполнение обязательства третьим лицом
  2. Определенное значение в ходе разбирательства спора имеет вопрос, касающийся доказывания наличия самого факта поручения. Стоит согласиться с тем, что, так как кредитор не имеет полномочий на проверку оснований, в соответствии с которыми осуществляется исполнение третьим лицом обязательства, наличие у него соответствующих бумаг представляется маловероятным.
Читайте также:  Взыскание убытков с фссп (с судебных приставов), судебная практика, исковое заявление, иск о возмещении убытков за бездействие, как взыскать

В этой связи, позиции первой и кассационной инстанций в первом примере следует считать ошибочными, руководствуясь которой судами было установлено отсутствие факта непосредственного поручения, исходя исключительно из того, что у получателя не было подтверждающего письма.

Вероятные злоупотребления

Это еще один важный вопрос, возникающий в рамках отношений с третьим лицом, исполняющим обязательство. Такие действия на практике могут осуществляться в сговоре с получателем. Тем самым, такая ситуация нарушает интересы должника. К примеру, у последнего может возникнуть встречное взыскание.

Соответственно, он рассчитывает на прекращение обязательства посредством зачета. В такой ситуации участие стороннего субъекта перекрывает эту возможность. Следовательно, интересы должника будут ущемлены. Однако в приведенных выше примерах не было установлено такого нарушения.

Из содержания судебных постановлений не усматривается, что должники заявляли об ущемлении своих интересов.

Выводы

Указанное выше позволяет утверждать, что приведенные доводы судом во втором примере, являются ошибочными. Это обуславливается тем, что кредитор не обладал возможностью осуществить проверку факта поручения.

При этом непосредственная реализация условий соглашения сторонним субъектом не нарушила интересов второй стороны.

То обстоятельство, что распорядительное письмо, представленное в материалах, исходило не от должника, а от совершенно другого предприятия, можно считать несущественным. Объяснить это можно следующими причинами:

  1. В соответствии с имеющимися документами, у кредитора не могло быть разумных оснований, чтобы сомневаться в том, что сторонний участник совершает действия в интересах должника.
  2. В рамках рассмотрения дела суд не установил, что имело место какое-либо ограничение возможностей второго субъекта сделки.
  3. Третье лицо, выступая как истец, может предоставить любое распорядительное письмо от какого-угодно лица для доказывания того, что исполнение осуществлялось именно в соответствии с ним. Исполнение обязательства третьим лицом

Это указывает на бессмысленность исследования документов получателем. Таким образом, существенное значение будут иметь только первые два аргумента. Что касается защиты интересов второго участника, то представляется целесообразным рассматривать отношения между ним и третьим лицом как самостоятельную сделку, не связанную с первоначальной.

О подводных камнях исполнения обязательства третьим лицом

Как правило, кредитор не может проверить основания, по которым третье лицо предлагает исполнение, и есть ли вообще какие-либо правоотношения у третьего лица с должником. В любом случае, ориентируясь на ст.

313 ГК РФ в новой редакции, кредитор обязан принимать исполнение, если должником допущена даже незначительная просрочка.

Однако спустя некоторое время (иногда даже год и более), когда в отношении должника вводятся процедуры банкротства, для кредитора становится неожиданностью, что плательщик просит вернуть ему исполненное.

Такая ситуация произошла с ООО «Каркаде», которое получило лизинговые платежи по договору с ООО «Терминал» от индивидуального предпринимателя, в отношении которого менее чем через месяц после осуществления первых платежей было возбуждено дело о банкротстве.

Суды первой2 и апелляционной инстанций3 признали недействительными оспариваемые платежи и взыскали в конкурсную массу индивидуального предпринимателя с ООО «Каркаде» полученные им от банкрота денежные средства. Арбитражный суд Поволжского округа4 посчитал, что применительно к положениям ст. 61.

3 Закона о банкротстве5 недействительными могут быть признаны сделки, в основе которых имеется обязательство между должником и лицом, получившим от должника удовлетворение своего требования, то есть сделки по исполнению должником собственных обязательств.

При этом суд кассационной инстанции посчитал, что обязательственные отношения между должником (ООО «Терминал»), равно как и между кредитором (ООО «Каркаде»), с одной стороны, и третьим лицом (индивидуальным предпринимателем — банкротом), с другой стороны, отсутствуют.

Однако Верховный Суд РФ6 поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанций. Высшая судебная инстанция прислушалась к доводам финансового управляющего должника о том, что банкрот и ООО«Терминал», обязательства которого исполнялись, аффилированы.

Верховный Суд РФ исходил из того, что при наличии между предпринимателем и ООО «Терминал» соглашения, лежащего в основе возложения на предпринимателя исполнения обязательства по выплате лизинговых платежей, последний, перечисляя денежные средства непосредственно перед возбуждением дела о банкротстве и после принятия заявления о банкротстве, предоставил ООО «Терминал» исполнение по названному соглашению преимущественно перед другими кредиторами предпринимателя. Это, в свою очередь, не исключает возможность признания спорных платежей недействительными на основании п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Правовая позиция, высказанная Верховным Судом РФ, на наш взгляд, далеко не однозначна, и наверняка вопрос правовых последствий недействительности сделки будет уточнен при повторном рассмотрении дела судами нижестоящих инстанций.

С одной стороны, Верховный Суд РФ указал, что «при распределении риска банкротства фактического плательщика следует учитывать, что лицо, получившее от него в преддверии банкротства денежные средства в счет погашения чужого для предпринимателя долга, не может быть поставлено в лучшее положение по сравнению с кредиторами такого плательщика, получившими исполнение по обязательствам самого предпринимателя в это же самое время. При ином подходе будет нарушен фундаментальный принцип равенства участников гражданских правоотношений». Этот вывод свидетельствует о том, что правовыми последствиями признания недействительными платежей в пользу кредитора (ООО «Каркаде») может быть взыскание денежных средств в конкурсную массу непосредственно с ООО «Каркаде». С другой стороны, кредитор обязан принимать исполнение согласно нормам ст. 313 ГК РФ (при наличии возложения исполнения со стороны должника на третье лицо, эта обязанность кредитора указана как в новой, так и в старой редакции ст. 313 ГК РФ). При этом оспаривание платежей и возврат в конкурсную массу плательщика денежных средств не только плох для кредитора сам по себе, но и может привести к невозможности взыскания долга с должника (в данном случае с ООО «Терминал»), поскольку имущественное положение последнего за время с момента платежа до признания этого платежа недействительным может существенно измениться, и тогда взыскание долга станет невозможным.

Кроме того, в рассмотренном деле речь шла о периодических платежах по договору лизинга, которые могли бы быть признаны сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности.

При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени.

К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.

)7.

Однако в рассмотренном деле с учетом того, что банкрот исполняет сделку за третье лицо, пусть даже для этого третьего лица сделка будет являться совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, кредитор при предъявлении к нему требования о признании сделки недействительной не сможет защищаться ссылкой на такой характер оспариваемых платежей для плательщика. Маловероятно, что индивидуальный предприниматель на постоянной основе осуществляет погашение чужих долгов.

С нашей точки зрения, пополнение конкурсной массы могло бы быть в данном случае справедливым при условии признания недействительной сделки, которая послужила основанием возложения обязанности перечисления лизинговых платежей на индивидуального предпринимателя. Взыскание полученных денежных средств с кредитора при наличии обязательственных правоотношений между банкротом-плательщиком и должником было бы несправедливым и не соответствует нормам ст. 313 ГК РФ.

Предположим, что возложения исполнения не было, а платежи совершены в период, когда ст. 313 ГК РФ действовала в редакции до 01.06.2015, не позволяющей принимать исполнение от третьего лица без соответствующего поручения должника при его просрочке.

В этом случае для кредитора такой платеж будет неосновательным обогащением и должен быть возвращен банкроту. С другой стороны, в этом случае должны применяться нормы о действиях в чужом интересе без поручения. Согласно ст.

983 ГК РФ, действия в чужом интересе, совершенные после того, как тому, кто их совершает, стало известно, что они не одобряются заинтересованным лицом, не влекут для последнего обязанностей ни в отношении совершившего эти действия, ни в отношении третьих лиц. При этом в силу подп. 4 ст.

1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства.

Однако в данном случае должны защищаться интересы кредиторов плательщика, соответственно денежные средства с этой целью должны быть возвращены в конкурсную массу как неосновательное обогащение кредитора. Если даже платеж совершен после 01.06.

Читайте также:  Главные выводы из обзора Верховного суда о противодействии незаконным финансовым операциям

2015 в отсутствие возложения исполнения на третье лицо и кредитор обязан принять исполнение вследствие просрочки должника, то приоритет все равно должна иметь защита прав кредиторов, а денежные средства также должны быть возвращены плательщику. Однако, на наш взгляд, ситуации исполнения чужого долга без какой-либо сделки-основания крайне редки.

Точка в вопросе о последствиях признания недействительными платежей во исполнение должником обязательств третьего лица все же будет поставлена при новом рассмотрении обособленного спора судами после возвращения дела из Верховного Суда РФ.

Однако уже сейчас очевидно, что, принимая исполнение за третье лицо, кредитору стоит, по возможности, получать документы, подтверждающие основания платежа третьим лицом за должника и отслеживать информацию о возбуждении процедуры банкротства в отношении плательщика, чтобы решить вопрос о возврате полученного и своевременно при необходимости предъявить требования к должнику. При этом необходимо учитывать, что, если процедура банкротства в отношении плательщика будет возбуждена по истечении месяца с момента платежа, то в этом случае в соответствии с п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве заявителю будет необходимо доказать осведомленность кредитора, принимающего платеж, о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества плательщика на момент осуществления исполнения.

ВС: Права кредитора переходят к третьему лицу даже при исполнении им обязательства без поручения должника

26 ноября Судебная коллегия по экономическим спорам вынесла два определения, которыми подтвердила, что возможна оплата взноса в компенсационный фонд СРО третьим лицом, являющимся членом этой же организации. ВС также указал, что в соответствии с п. 5 ст.

313 ГК при отсутствии соглашения о возложении должником исполнения обязательства на третье лицо к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора (Определение № 305-ЭС19-13029 по делу № А40-230773/2018, Определение № 305-ЭС19-13031 по делу № А40-230726/2018).

Президент СРО решил заплатить взносы за двух других ее членов

В августе 2017 г. президент и член Ассоциации «СРО “Альянс Строителей”» Александр Халимовский внес в компенсационный фонд организации взносы за двоих ее членов – ЗАО «Транспортная миссия» и ООО «Гарден Вуд» – в размере более 200 тыс. руб. за каждого.

Его действия были обусловлены риском лишения ассоциации статуса саморегулируемой организации из-за недостаточности средств в компенсационном фонде. Дело в том, что ст. 6 Закона от 3 июля 2016 г.

№ 372-ФЗ Закон о введении в действие Градостроительного кодекса был дополнен нормой, в соответствии с которой с 1 октября 2017 г.

Ростехнадзор получил право во внесудебном порядке лишать организации статуса СРО за несформированный или сформированный в неполном объеме компенсационный фонд.

В июле 2017 г., стремясь предотвратить негативные последствия, общее собрание членов возглавляемой Александром Халимовским ассоциации приняло решение о необходимости восполнения средств компенсационного фонда, которые были утрачены по вине кредитной организации, лишенной лицензии в 2016 г.

Все члены ассоциации, кроме ЗАО «Транспортная миссия» и ООО «Гарден Вуд», внесли приходящуюся на них сумму взноса. В августе 2017 г.

с целью сохранения статуса СРО общее собрание членов ассоциации приняло решение об одобрении оплаты взносов в компенсационный фонд за не исполнивших свои обязательства членов другими членами ассоциации, к которым после исполнения перейдут права кредитора в силу закона.

Президент ассоциации полагал, что из-за действий ЗАО «Транспортная миссия» и ООО «Гарден Вуд» существовала реальная угроза потери им членства в СРО, что одновременно лишало его возможности осуществлять строительство до вступления в новую организацию с таким статусом.

Желая избежать критичных последствий для себя, ассоциации и иных ее добросовестных членов, Александр Халимовский оплатил их взносы. Поскольку компании отказались возвращать долг добровольно, Александр Халимовский обратился в Арбитражный суд г.

Москвы с двумя самостоятельными исками о взыскании денежных средств.

В двух делах суды по-разному оценили аналогичные обстоятельства

В деле № А40-230773/2018 АС г. Москвы удовлетворил иск, сославшись на ст. 313 Гражданского кодекса, в соответствии с которой, по мнению первой инстанции, к истцу как третьему лицу, исполнившему обязательство ЗАО «Транспортная миссия», перешли права кредитора.

Верховный Суд РФ разъяснил судам, как применять общие положения ГК РФ об обязательствах

Однако Девятый арбитражный апелляционный суд отменил решение нижестоящей инстанции. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд сослался на ст. 313 ГК РФ и разъяснения, приведенные в абзаце четвертом п. 20 и п. 21 Постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах и их исполнении».

Апелляция пришла к выводу, что Александр Халимовский не вправе требовать возврата суммы взноса в компенсационный фонд от ЗАО «Транспортная миссия», поскольку ответчик не поручал ему произведение оплаты кредитору.

Такое право, по мнению суда, возникает только при наличии поручения (соглашения) с должником.

Кроме того, арбитражный апелляционный суд принял во внимание тот факт, что общество на дату принятия членами ассоциации решения о внесении дополнительных взносов в компенсационный фонд вышло из состава саморегулируемой организации.

Кассация согласилась с выводами нижестоящей инстанции. Дополнительно суд округа отметил, что из материалов дела не следует, что решение общего собрания о внесении дополнительных взносов в компенсационный фонд принято в соответствии с положениями ГрК, Закона о СРО, другими федеральными законами и уставом ассоциации.

В деле № А40-230726/2018 в удовлетворении исковых требований Александра Халимовского ко второму должнику (ООО «Гарден Вуд») было отказано еще в первой инстанции. Суд, проанализировав положения ст. 55.

16 Градостроительного кодекса, пришел к выводу о том, что ей установлен прямой запрет на уплату взноса в компенсационный фонд третьими лицами. По мнению АС г.

Москвы, такая оплата должна производиться непосредственно самим членом ассоциации.

В связи с этим, указал суд, даже при наличии оснований, предусмотренных ст.

313 Гражданского кодекса, кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий или существа обязательства вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

Кроме того, первая инстанция отметила, что членство ответчика в СРО прекращено и, следовательно, он не может использовать средства компенсационного фонда и не должен вносить какие-либо взносы.

Суд также сослался на то, что требование, направленное на принуждение исключенного члена саморегулируемой организации оплатить взнос, может быть расценено как злоупотребление правом. Апелляция и кассация подтвердили позицию Арбитражного суда г. Москвы.

ВС встал на сторону истца

Александр Халимовский подал кассационные жалобы в Верховный Суд, по которым последний вынес два самостоятельных определения с идентичными ключевыми выводами.

Прежде всего Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что ч. 3 ст. 55.

16 ГрК установлен запрет на освобождение члена саморегулируемой организации от обязанности внесения взноса в компенсационный фонд, в том числе за счет его требований к СРО, а также на уплату взноса третьими лицами, не являющимися членами данной СРО, за исключением случая, предусмотренного ч. 16 данной статьи: «Таким образом, частью 3 статьи 55.16 Кодекса не установлено ограничений на уплату взноса третьим лицом, являющимся членом этой же саморегулируемой организации».

Далее Экономколлегия напомнила, что в силу подп.1 п. 2 ст. 313 ГК при просрочке должником исполнения денежного обязательства кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, и в том случае, если должник не возлагал на это лицо исполнение обязательства. При этом в п.

21 Постановления Пленума ВС № 54 разъяснено, что если исполнение обязательства было возложено должником на третье лицо, то последствия такого исполнения в отношениях между третьим лицом и должником регулируются соглашением между ними.

«Согласно пункту 5 статьи 313 ГК РФ при отсутствии такого соглашения к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора в соответствии со статьей 387 ГК РФ (суброгация спорного требования)», – подытожил ВС.

Судебная коллегия также отметила, что на дату принятия общими собраниями членов ассоциации решений и внесения истцом денежных средств ответчики продолжали оставаться членами указанной организации. Решения общего собрания, которые не оспорены и не признаны в установленном порядке недействительными, обязательны для исполнения всеми членами СРО, пояснил ВС.

В определениях обращено внимание на тот факт, что ЗАО «Транспортная миссия» являлось членом ассоциации с января 2011 г. по декабрь 2017 г., а ООО «Гарден Вуд» – с мая 2014 г. по июнь 2018 г., что позволяло им в соответствии с ч. 2 ст. 52 ГрК осуществлять определенные виды работ. Поэтому на ассоциацию может быть возложена ответственность по обязательствам ее бывших членов, пояснил ВС.

Суд согласился с тем, что на основании ст. 10 ГК возможно признать переход прав кредитора к третьему лицу несостоявшимся, если будет установлено, что, исполняя обязательство за должника, третье лицо действовало недобросовестно – исключительно с намерением причинить вред кредитору или должнику по этому обязательству.

Однако, заметила Экономколлегия, в рассматриваемом случае Александр Халимовский, исполняя за ответчиков обязательство по внесению денежных средств в компенсационный фонд, не стремился причинить вред ответчику.

Он, как указано в определении, действовал в интересах ассоциации, в собственных интересах и интересах большинства других ее членов, заключавшихся в сохранении СРО своего статуса и продолжении деятельности, которая возможна только при членстве в такой организации.

Читайте также:  Криптовалюта в конкурсной массе должника, биткоин, цифровые финансовые активы (валюта) и банкротство

Учтя сказанное, ВС отменил постановления апелляции и суда округа и оставил в силе решение первой инстанции в отношении ЗАО «Транспортная миссия». По спору с ООО «Гарден Вуд» были отменены все акты, а дело отправлено на новое рассмотрение.

Эксперты солидарны с Судом

«В рамках данных дел Верховному Суду фактически предстояло решить два вопроса: является ли допустимой оплата взноса в компенсационный фонд СРО третьим лицом и возможно ли в случае оплаты такого взноса третьим лицом применить положения ст. 313 ГК», – указала юрист практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и Партнеры» Анастасия Яковлева.

По ее мнению, сделанный в обоих определениях вывод о возможности оплаты взноса в компенсационный фонд СРО третьим лицом, являющимся ее членом, обоснован и логичен.

«Очевидно, что внесение членского взноса в СРО третьими лицами допустимо, в силу того что существо обязательства не предполагает его исполнение лично должником: не имеет значения, от кого именно поступят денежные средства в компенсационный фонд СРО, единственным принципиальным моментом является именно наличие денежных средств в таком фонде», – пояснила эксперт.

При этом, учитывая то, что взнос в компенсационный фонд по своей сути не является личным платежом, положения п. 3 ст. 55.16 ГрК, предусматривающего возможность оплаты взноса только тем третьим лицом, которое является членом этой же СРО, вызывают сомнения относительно их корректности и логичности, заметила Анастасия Яковлева.

По словам юриста, применение Верховным Судом положений п. 5 ст. 313 ГК РФ в указанных делах основывается на обстоятельствах, предусмотренных п. 2 ст. 313 ГК РФ и допускающих такое исполнение без согласия самого должника, которыми в данном случае явилось допущение должниками (членами СРО) просрочки исполнения обязанности по внесению взноса.

«При этом исполнение обязательства третьим лицом в отсутствие воли должника должно быть обусловлено обстоятельствами, очевидно свидетельствующими о том, что в случае если третье лицо не исполнит обязательство за должника, то права и интересы третьего лица, возникающие из его правоотношений с должником, будут нарушены таким неисполнением, в результате чего третье лицо понесет существенные потери», – полагает Анастасия Яковлева.

Старший юрист юридической фирмы VEGAS LEX Кирилл Никитин добавил, что в обоих случаях позиция Верховного Суда по рассматриваемой проблематике является консолидированной и в целом отражает сложившуюся практику по применению ст. 313 ГК РФ.

«Так, возможность суброгации спорного требования прямо предусмотрена п. 5 ст. 313 ГК.

В связи с этим выводы судов, отказывающих в обоснованности соответствующего требования, выглядят крайне сомнительно и требуют надлежащего дополнительного обоснования, которое по тексту отмененных судебных актов отсутствует», – сообщил эксперт.

Исполнение обязательства третьим лицом

На практике бывает, что обязательство за компанию исполняет третье лицо. Чаще всего это происходит потому, что у должника банально нет денег. В каких еще случаях есть смысл переложить исполнение на «того парня»? Когда кредитор может отказаться принимать от него исполнение? Что происходит после принятия исполнения? Об этом и не только вы узнаете из нашей статьи.

Гражданский кодекс РФ предоставляет большую свободу участникам оборота. Например, они могут как исполнять обязательства лично, так и производить своего рода замены, доверяя исполнение обязательств третьим лицам (ст. 313 ГК РФ).

Это позволит своевременно произвести расчеты и сократить издержки (временные и финансовые), связанные с исполнением обязательств.

Рассмотрим, что представляет собой исполнение обязательства третьим лицом, и на какие моменты следует обратить особое внимание при такой замене.

Для чего может понадобиться

На практике нередко возникают ситуации, когда долг погашает не сторона договора, а третье лицо, которое с кредитором ни в каких отношениях не состоит (или по крайней мере не имеет никакого отношения к погашаемому долгу). Третье лицо может это сделать по договоренности с должником в счет существующего или будущего обязательства между ними.

Пример 1

Поставщик, ожидающий оплаты отгруженного товара, может попросить перечислить деньги не ему, а другому лицу, которому должен уже он сам. Это позволит не гонять деньги по разным счетам, а сразу отправить их туда, куда планирует поставщик.

Покупателю в такой ситуации совершенно все равно, кому переводить деньги, ведь его денежное обязательство в любом случае будет считаться исполненным.

Кредитору поставщика, в свою очередь, тоже не особо важно, откуда ему придут деньги: от самого поставщика или от третьего лица. Главное, чтобы они в принципе «упали» к нему на счет.

Примите деньги

Фрагмент документа

Пункт 5 ст. 807 ГК РФ

Сумма займа или другой предмет договора займа, переданные указанному заемщиком третьему лицу, считаются переданными заемщику.

Судебная практика

Между кредитором, должником и третьим лицом было заключено трехстороннее соглашение. В нем предусмотрена обязанность третьего лица перечислить деньги в погашение долга.

Однако речь шла не о переводе долга с согласия кредитора, а о простом возложении на третье лицо обязанности по перечислению денег.

Поэтому кредитор никаких требований к третьему лицу не приобрел (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.06.2017 по делу № А43-13581/2016).

Неденежное обязательство

В порядке ст. 313 ГК РФ могут быть исполнены не только денежные, но и другие обязательства, скажем, по поставке товара, выполнению работы или оказанию услуги. Однако в этом случае третье лицо несет ответственность за недостатки…

Исполнение обязательства третьим лицом

Юридическая энциклопедия МИП онлайн — задать вопрос юристу » Гражданское право — разделы » Обязательства » Исполнение обязательства третьим лицом

Третьи лица, принявшие на себя обязанности должника, являются ответственными за недостатки, которые могут быть выявлены при исполнении долга.

Содержание

Процедура, предусматривающая возложение обязанностей, присущих должнику на иное, третье лицо, установлена ст. 313 ГК.

Основное правило такого выполнения долга лежит в уведомлении кредитного лица со стороны должника, о том, кто выполнит возложенное поручение.

В такой ситуации кредитор не имеет права отказа от принятия исполнения, соответственно такое действие не может быть признано, как ненадлежащее.

Существует ряд случаев, при которых кредитор несет обязанность по принятию долга от третьих лиц, даже в том случае, если уведомления со стороны должника не поступало. К ним относятся:

  • наличие у должника просрочки по исполнению финансовых договоренностей;
  • существование опасности у данного лица по утрате прав на имущество, которое является собственностью должника, что может быть в результате взыскательных процедур.

Будет признаваться, как ненадлежащее и не требующее от должника обязательного принятия такое возложение обязанностей на третьих лиц, которое не может иметь место в силу закона или наличия обязанности по личному исполнению, что определено существом долга.

Третье лицо, которое имеет законные основания для исполнения долга должника, имеет возможность выполнить возложенные действия путем внесения средств на депозитный нотариальный счет, а равно, путем проведения зачета с кредитором, о чем должно быть заключено соглашение.

Когда поручение должника исполнено, третье лицо становится носителем прав кредитора. Такие последствия регламентирует ст. 387 ГК.

Права, перешедшие к третьим лицам, не могут являться основанием для причинения ущерба первоначальному кредитору.

Принявшие на себя обязанности должника третьи лица, которые осуществили исполнение обязательств, являются ответственными за недостатки, которые могут быть выявлены при исполнении долга, не имеющего денежное выражение.

Порядок возложения обязательства должником на третье лицо

Одним из вариантов замены стороны в обязательственных отношениях, является смена должника. Как правило, такая замена осуществляется на лицо, которое ранее не были стороной обязательства. Именно поэтому вновь принятый субъект получил наименование третьего лица.

Третье лицо может вступить в обязательство, как со стороны должника, так и заменив кредитора. Исполнение обязательства третьим лицом разрешено на законодательном уровне.

Смена обязанного субъекта должна осуществляться с соблюдением ряда процедур. В первую очередь, это уведомление самого кредитора. Такое уведомление должно произойти в письменной форме.

Кредитор, уведомленный о переходе обязанностей, должен принять исполнение.

Исключением являются случаи, при которых первоначальный должник, в силу существующих правовых норм, обязан выполнить ранее возложенное обязательство лично.

Изменение должника в сфере финансовых обязательств, может не требовать уведомления кредитора.

Неисполнение этой обязанности не повлечет недействительность фактического исполнения в том случае, если должник уже имеет просрочку, а также тогда, когда третье лицо уведомляет кредитора о наличии реальной опасности утраты имущественных прав первоначального должника, в ходе проведения взыскания по иным задолженностям.

Факт выполнения долга третьим лицом, является основанием для его перехода в статус кредитора по отношению к первоначальному обязанному.

Обстоятельства, по которым не допускается возложение исполнения обязанностей на третье лицо

Законодателем определены случаи, при которых переход обязанности от одного должника третьему лицу невозможен.

В первую очередь такой причиной является невозможность фактического отделения обязанности от личности ее исполнителя.

В таком случае, обязательство стоит понимать, как личный долг. Данная индивидуализация субъекта не может прекратить своего существования до того момента, пока ценности в исполнении долга конкретным субъектом будет существовать в глазах иных заинтересованных лиц в осуществлении правоотношений, основанных на договоре.

Исполнение обязательства третьим лицом без возложения на него этой обязанности должником

Для того чтобы исполнение денежных обязательств со стороны третьих лиц признавалось надлежащим, при условии отсутствия уведомления кредитора со стороны лица, являющегося носителем обязанности, должно существовать одно из двух условий.

Первым из них является фактическое существование просрочки платежа, установленного финансовой договоренностью. Второе основание заключается в наличии угрозы по утрате имущества первоначального должника, причиной чему является проведение взыскательных процедур.

Об исполнении обязательства третьим лицом должен быть уведомлен кредитор.

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *