Почему работники увольнялись в пандемию

За время пандемии российские работодатели уволили 3,5 млн человек, сообщил Минтруд. Больше всего людей остались без работы в Москве — почти 600 тыс., на втором месте — работники Петербурга.

Также Трудовая инспекция по итогам июня зафиксировала рекордное количество жалоб — 7 тыс. Это почти вдвое больше, чем было в прошлом году.

Каждая третья жалоба касалась незаконного увольнения, невыплаты расчета и невыдачи сотруднику трудовой книжки.

Почти весь апрель был объявлен президентом нерабочим. В его указе говорилось о сохранении заработной платы, но вопросы увольнения работников в этот период не оговаривались.

Некоторые работодатели решили воспользоваться ситуацией и урезали штат своих компаний, отметил управляющий партнер адвокатского бюро Asterisk Владимир Хантимиров: «Есть и такие случаи, когда люди имитируют реорганизацию, изменение условий труда и попытки использовать различные механизмы, в том числе сокращение штата. Или, например, если нужно уволить одинокую мать, воспитывающую ребенка, и в силу закона напрямую ее сократить невозможно, люди под шумок, например, имитируют вынужденное сокращение рабочей недели, переводят на 1/10 ставки и надеются, что работник прогнется, получит выходное пособие и откажется от этого предложения. Здесь может быть эффективной проверка рабочей инспекцией, но если она не поможет, то обращение в суд».

Премьер-министр Мишустин заявлял о том, что увольнять работников в период пандемии недопустимо. Работодатель мог выбрать иной вариант, например, перевод сотрудника на удаленную работу, в неоплачиваемый отпуск или оформить простой предприятия. Но во всех случаях необходимо заручиться согласием работника.

Законными Роструд признает только три случая увольнения: ликвидация компании, нарушение работником трудовой дисциплины или наступление обстоятельства непреодолимой силы.

Но даже если за сотрудником сохраняется рабочее место, ему часто создают некомфортные условия. Это следует из жалоб в Роструд. Работники говорят об урезании зарплаты, изменении рабочего графика, о конфликтах из-за больничных.

Почему работники увольнялись в пандемию

Споры эти могут длиться еще долго.

Из-за пандемии инспекторы на протяжении нескольких месяцев не могли даже проверить эти сигналы, отметил представитель сервиса по найму работников HeadHunter Александр Джабаров: «В период пандемии, самоизоляции были сферы бизнеса, которые подпали под полную “заморозку”, и в основном сокращения и уменьшение зарплат происходили именно в них.

Возможно, какие-то маневры с точки зрения либо сохранить персонал, либо сохранить бизнес все-таки предпринимались.

Минтруд также говорил, что они ограничат число выездных проверок, поскольку это технически невозможно сделать: организации не работали, а все было переведено в онлайн-режим, и какую-то проверку в электронном виде запросить было достаточно сложно, потому что этот канал коммуникации еще не был отлажен с точки зрения именно инспектирования. Пострадавшие отрасли частично уже размораживают найм, возможно, они пригласят именно тех сотрудников, которые были уволены, им ничего не мешает пригласить этих же сотрудников снова при открытии тех же ресторанов, фитнес-клубов, салонов красоты».

Кроме роста количества жалоб работников, растет и протестное движение. В мае социологи зафиксировали 74 протеста. Это абсолютный месячный рекорд за весь период наблюдений. Причем эксперты отмечают существенный сдвиг в структуре. Больше половины из этих акций устроили медики. Впервые они опередили лидеров прежних лет — работников промышленности и транспорта.

Почему работники увольнялись в пандемию

Медработники возмущались невыплатой денег, обещанных за работу с коронавирусными больными. Решить проблему со своими работодателями они не смогли и стали обращаться к министрам и президенту через видеоролики в интернете.

Юридическая практика показала, что традиционные пути, такие как обращение в трудовую инспекцию или суд, в период пандемии не работают, подчеркнул адвокат, кандидат юридических наук Андрей Макаркин: «Имеющиеся правовые средства не готовы оперативно помогать трудящимся в решении этих проблем, и государство в каком-то смысле зажато, с одной стороны, необходимо сохранить по возможности остатки бизнеса и удержать на плаву социальное спокойствие, если так можно выразиться. И мы видим, что, как правило, трудинспекция и прокуратура по большей части, скорее, имитируют поддержку трудящихся при этих обращениях. Действенных способов эффективного противодействия подобному мы не видим, и поэтому люди доведены до такой точки, что идут на прямой конфликт, растет статистика прямых трудовых протестов, мы знаем, что имеют место силовые конфликты. То есть люди часто доведены до состояния эмоционального взрыва».

По подсчетам экспертов рынка, из-за пандемии коронавируса под сокращение попали около 20% персонала в компаниях. Но сейчас работодатели не только восстанавливают штат, но и планируют его увеличивать.

О таких намерениях, по данным Head Hunter, заявили 14% компании. Однако, по другим оценкам экспертов, ситуация с безработицей в ближайшие месяцы только ухудшиться.

Массовые увольнения пройдут в небольших компаниях общепита и сферы услуг.

Светлана Белова

Сокращение сотрудников в период пандемии коронавируса

Пандемия коронавируса, которая обрушилась на мир весной 2020 года, значительно снизила экономическую активность всех субъектов: и организаций, и людей.

Многие бизнесы вовсе разорились, многие держатся на плаву за счет старых накоплений. Для тех, кто еще держится, остро встал вопрос оптимизации расходов, в том числе — на оплату труда работникам.

Ряд компаний сократили зарплаты, но некоторым требуются более радикальные меры — сокращения штатов.

Ни коронавирус, ни карантин, ни самоизоляция, ни какие-то другие меры, вводимые для борьбы с инфекцией, сколь бы травмирующими для экономики они ни были, не дают работодателям особенных прав по части увольнения работников. Трудовое законодательство не претерпело изменений, сокращение сотрудников в период коронавируса не упростилось для компаний, и основания расторжения трудового договора с работником остались прежними:

  • по инициативе гражданина;
  • по соглашению сторон;
  • по инициативе работодателя.

При этом расторжение договора по инициативе работодателя допускается исключительно при наличии одного из условий, описанных в ст. 81 ТК РФ. То есть работодатель вправе увольнять работников без их согласия если, например:

  • компания ликвидируется;
  • производится сокращение штата;
  • работник не соответствует своей должности;
  • работник не исполняет обязанности или однократно грубо их нарушил.

При этом, прибегая к тому или иному основанию, работодатель обязан соблюсти полностью установленную процедуру, никаких облегченных порядков расторжения трудовых договоров в связи с коронавирусом не принято.

Например, перед тем как сократить сотрудника во время коронавируса, администрация компании обязана уведомить сотрудника о предстоящем сокращении не менее чем за два месяца и предложить ему все возможные альтернативные вакансии в компании.

Увольнение в связи с введением карантина

Помимо увольнения по инициативе работодателя, Трудовой кодекс РФ перечисляет случаи, когда расторжение договора производится по причинам, не зависящим от сторон. В числе них основание, указанное в п. 7 ст. 83 ТК РФ: в связи с чрезвычайными обстоятельствами.

Среди чрезвычайных обстоятельств напрямую указана эпидемия — по нему можно уволить сотрудника в период коронавируса без соблюдения условий для расторжения по инициативе работодателя. На практике применение этой нормы едва ли возможно.

Чтобы уволить сотрудника по этому основанию, необходимо одновременное соблюдение двух условий:

  1. Чрезвычайное обстоятельство признано Правительством РФ или властями субъекта РФ. В России пандемия не была признана чрезвычайной ситуацией, более того, действия и высказывания властей, напротив, были направлены на максимальное сохранение трудоустройства, и права увольнять в связи с коронавирусом компаниям никто не давал.
  2. Чрезвычайное обстоятельство должно препятствовать продолжению трудовых отношений. Пандемия как таковая не препятствовала продолжению отношений большинства работодателей и работников, а экономические сложности, вызванные борьбой с инфекцией, не являются чрезвычайными событиями.

Увольнение по собственному желанию во время пандемии

Пандемия не дает работодателям особых оснований для расторжения трудовых договоров, но и не умаляет прав работников уволиться в любое время, подав соответствующее заявление.

Работодатель не вправе отказывать и не увольнять сотрудников из-за коронавируса, если такое заявление ему поступило.

Порядок расторжения по инициативе работника сохраняется неизменным: заявление подается не менее чем за день до предполагаемого увольнения, работник вправе отозвать его в любое время.

Многие компании пользуются правом работника инициировать увольнение и принуждают их к написанию заявления. Такие действия незаконны, и гражданам не стоит идти на поводу. Кроме того, увольнение по собственному желанию менее выгодно для гражданина.

Если администрация компании настаивает на добровольном увольнении, сотруднику следует инициировать заключение соглашения о расторжении трудового договора.

С его помощью стороны согласуют удобную для всех дату расторжения договора и дополнительные выплаты.

Такой подход отвечает интересам обеих сторон: работник получит дополнительные выплаты, а работодатель сможет быстро расстаться с сотрудником без прохождения длительных процедур принудительного увольнения.

Таким образом, законодательно не установлен мораторий на увольнение сотрудника во время пандемии коронавируса — по инициативе работника или с его согласия по соглашению, трудовой договор расторгается в любое время.

Кого нельзя увольнять по инициативе компании

Трудовые права отдельных категорий сотрудников охраняются особенно трепетно. Так, беременную женщину нельзя уволить принудительно иначе как в связи с ликвидацией организации. Несовершеннолетнего сотрудника увольняют в общем порядке только в связи с ликвидацией. Если основание увольнения иное работодателю потребуются разрешения инспекции труда и комиссии по делам несовершеннолетних.

То есть наибольшими правами в части увольнения работодатель обладает только в случае собственной ликвидации, но даже тогда он обязан соблюсти полную процедуру и выплатить выходное пособие. Важно понимать, что ликвидация — это полное прекращение деятельности компании или индивидуального предпринимателя. Нельзя называть ликвидацией переименование, реорганизацию или измену местоположения.

При этом как беременная женщина, так и подросток вправе уволиться по собственному желанию.

При любых нарушениях со стороны компании ей грозят штрафы за увольнение сотрудника в период коронавируса, предусмотренные статьей 5.27 КоАП РФ и составляющие от 1 000 до 20 000 рублей, если речь идет об ИП, и от 30 000 до 50 000 рублей, если о юридическом лице.

Кроме того, если незаконно уволенный сотрудник подает в суд и докажет свою правоту, компания вынуждена компенсировать ему заработок и, возможно, моральный ущерб.

Читайте также:  Образец положения о коммерческой тайне, который можно использовать в 2021 году

Почему работники увольнялись в пандемию

Как оформить увольнение в период коронавируса

Увольнение в период коронавируса оформляется точно так же, как и в любой другой период. То, как правильно уволить сотрудника в связи с коронавирусом, зависит от выбранного основания.

Если речь идет о сокращении штата, компании предстоит принять официальное решение проведении сокращении, издав по этому поводу специальный приказ. Сделать это необходимо не менее чем за два месяца до самого сокращения.

После, каждого, кого коснется сокращение, необходимо официально уведомить предложить альтернативную вакансию, а затем — получить письменный отказ от предоставленных вариантов.

Увольнение по соглашению сопровождается изданием и подписанием двустороннего документа, в котором работник и работодатель оговаривают все важные условия увольнения.

Для расторжения договора по инициативе работника необходимо получить его письменное заявление.

При любом порядке увольнения работодатель издает приказ о расторжении трудового договора и знакомит с ним работника под подпись, а при наличии запроса выдает ему его копию. В последний день работы увольняемый получает на руки свою трудовую книжку и прочие трудовые документы.

Законом не предусмотрены какие-либо специфические выплаты уволенным из-за коронавируса сотрудникам — работодатель выплачивает, как обычно:

  • зарплату за неотработанное, но оплаченное время;
  • компенсацию неотгулянного отпуска;
  • положенные премии за отработанное время;
  • выходное пособие, если расторжение производится по инициативе работодателя;
  • дополнительное пособие по договоренности сторон, если такая договоренность достигнута.

Как пандемия изменила рынок труда | РБК Тренды

Почему работники увольнялись в пандемию

Екатерина Кузьмина / РБК

Пандемия нанесла удар по мировому рынку занятости: миллионы людей остались без работы. Компания Boston Consulting Group, специализирующаяся на управленческом консалтинге, выяснила, какие сферы пострадали больше других

Эксперты BCG проанализировали влияние пандемии коронавируса на рынок труда. Исследование проходило в период с октября по начало декабря 2020 года. Специалисты опросили более 200 тыс. человек из 190 стран мира. В выборку вошли мужчины и женщины в равных долях. В основном представители компании опрашивали людей до 40 лет.

Аналитики выяснили, сколько специалистов потеряли работу, в какой из сфер увольнения носили массовый характер. Также изучалось, насколько сотрудники готовы поменять сферу деятельности при необходимости.

По итогам исследования выяснилось, что в результате пандемии около 36% работников были уволены, либо их трудовой день сократили, для 50% сотрудников ничего не поменялось, у 14% — напротив, увеличилось количество работы.

Больнее всего ситуация ударила по двум категориям: самым низкоквалифицированным сотрудникам и молодым людям до 20 лет. Около 40% из них были уволены. Примерно половина не имела начального образования. Для сравнения — среди докторов наук потерявших работу не более 25%.

Эксперты BCG также выявили сферы, где сокращения носили массовый характер. Выяснилось, что представители сфер искусства, продаж, медиа и легкой промышленности чаще других оставались без работы. Специалистов же из сфер здравоохранения, науки, ИТ и технологий, напротив, увольняли реже остальных.

Число людей, оставшихся без работы, во многом зависело от страны проживания. Лидерами среди государств, где уволенных было больше всего, стали Мексика, Конго, Великобритания, Индонезия, Ангола, Камерун. А вот в Таиланде, Сингапуре, Китае и Малайзии, наоборот, большинство людей сохранили свои рабочие места.

«Нелегко найти четкое объяснение этим различиям. Они могут быть связаны с отраслями, наиболее развитыми в отдельных странах», — отмечают авторы доклада.

На российский рынок труда пандемия повлияла в меньшей степени. Только 28% сотрудников оказались уволены или их рабочий день сократили.

Чаще других это случалось с молодыми работниками (20 лет и меньше) и людьми предпенсионного возраста (51-60 лет). Чем ниже уровень образования, тем чаще человек оказывался без работы.

Как и в других странах, занятости лишались чаще работники сферы услуг и искусства. Реже такая участь постигала сотрудников сферы ИТ и социального обеспечения.

Руководитель пресс-службы HeadHunter Александр Джабаров согласен: в России распространение COVID-19 «ударило» в первую очередь по молодым сотрудникам. Найм таких специалистов прекратился в первые месяцы локдауна.

Главная причина — трудности с адаптацией в условиях удаленной работы, сообщил он РБК.

Среди сфер, на которые пандемия оказала негативное влияние в первую очередь, — сфера общественного питания, услуг, спорта и офлайн-развлечений.

Переобучение — путь к успеху

Пандемия бросила вызов многим специалистам. В условиях локдауна предприятия старались максимально автоматизировать свою деятельность — участие людей в производственных процессах старались свести к минимуму.

Например, в ресторанах быстрого обслуживания сократили большинство кассиров, и вместо них поставили аппараты самообслуживания.

Процесс автоматизации лишил и продолжает лишать работы миллионы людей, в связи с чем возникла необходимость переобучения.

Опросы BCG показали, что 68% сотрудников на новую профессию «готовы переучиваться в любом случае». Еще 28% сделают это, «если будет необходимо».

Только 4% респондентов заявили, что не готовы менять сферу деятельности ни при каких обстоятельствах. Выше процент работников, готовых к переподготовке, в тех отраслях, «которые пережили наибольшие разрушения», сообщили эксперты.

Это сфера услуг и ретейл. Ниже он в научном, медицинском сообществе и социальной сфере.

Наряду с этим число людей, готовых освоить новую профессию, в разных государствах неоднородно. Чаще других готовы учиться новому жители африканских и азиатских стран. Лидерами списка стали Конго, Камерун, Ангола.

Американские и европейские рабочие реже хотят получать новые навыки. Нидерланды, Дания и Венгрия оказались в конце списка. Объяснение этому простое: в бедных странах люди надеются только на себя, в богатых же развита социальная защита.

Даже оставшись без работы, граждане получают денежное пособие и зачастую сохраняют приемлемый образ жизни.

«Европа — это место, где люди по-прежнему гордятся полученным образованием и часто рассматривают выбранную профессию, как жизненный путь», — резюмируют авторы исследования.

При этом большинство россиян готовы подстраиваться под меняющуюся действительность и получать новые профессиональные навыки. Согласно опросу HeadHunter, 86% респондентов хотя бы раз в жизни повышали свою профессиональную квалификацию. Готовность получать новые знания — отличительная черта жителей нашей страны.

Результаты исследования BCG говорят о том же: так, 56% респондентов «хотят пройти переквалификацию в любом случае», еще 41% — в случае необходимости. Только 3% сотрудников совершенно не готовы менять профессию. Чаще других готовы к новым знаниям молодые люди — от 20 до 40 лет. При этом россияне самостоятельно обучаются новым знаниям.

Самообразованием занимаются 76% людей, для сравнения — по миру этот показатель составляет 62%.

По количеству времени, которое люди тратят на приобретение новых навыков, лидируют развивающиеся страны. Возглавляет этот список Турция. Затем следуют Кот-д'Ивуар, Камерун, Конго, Сенегал. В конце рейтинга расположились Сингапур, Франция, Швейцария, Нидерланды.

Возраст и уровень образования также влияли на желание приобретать новые навыки. Молодые работники были чаще настроены на обучение, чем зрелые люди. При этом чем выше уровень образования у человека, тем с большей долей вероятности он менял профессию. Доктора наук решались на это в два раза чаще граждан со средним образованием.

Около половины опрошенных BCG для повышения квалификации использовали онлайн-инструменты — курсы, мобильные приложения. В 2018 году таких было всего 36%.

Толчок к развитию дистанционного образования дала пандемия, к таким выводам пришли эксперты. Еще одна тенденция — за два года вдвое увеличилось число людей, использующих государственные обучающие программы.

Правительства стран помогали в образовании гражданам, оставшимся без работы и денег.

В разгар пандемии работающих пенсионеров увольняли «для их же здоровья» — мк санкт-петербург

«Коронакризис» сильно ударил не только по здоровью, но и по благосостоянию наших пожилых горожан.

Уже подзабытые «две тысячи за самоизоляцию» от правительства города (их автоматически выплачивали сперва всем людям в возрасте 75+, чуть позже — 65+) были, пожалуй, единственной попыткой хоть как-то среагировать на падение доходов именно этой части населения.

Между тем те из пенсионеров, кто еще продолжал работать, в течение «вирусной» весны 2020 года лишились мест в большинстве отраслей городской экономики.

ПОЖИЛЫЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ

На первый взгляд, все происходило логично. Еще в начале пандемии ВОЗ определил, что коронавирус больнее всего бьет по пожилым (и это, пожалуй, единственное из их тогдашних утверждений, с которым никто не спорил).

В России, как и в большинстве стран, были приняты постановления, которые серьезно ограничивали тех самых лиц 65+ в передвижении. В Петербурге речь шла преимущественно о домашней самоизоляции.

У пенсионеров фактически аннулировали льготные проездные билеты (сравнительно молодые военные пенсионеры тоже попали под замес, но дисциплинированно промолчали).

Напоминать горячие новости марта-апреля мы сегодня не будем, скажем только, что в иные недели «самоизоляция» пожилых действительно была заметна и чувствительна. Как? А очень наглядно. Несколько недель, по отзывам горожан, лихорадило почту (доставка бумажных писем субъективно замедлилась, так как пожилые почталь­оны сидели дома; возникли вопросы и с доставкой пенсий).

Некоторые предприятия, от магазинов до заводов, внезапно остались без охраны просто потому, что пропали ветераны-вахтеры.

Пострадали и разнообразные организации (включая некоммерческие), которые трудоустраивали пенсионеров и инвалидов по городским квотам (о чем в свое время не раз писал «МК» в Питере»): их работа лишилась смысла, а сотрудники сами перешли в разряд безработных.

Наконец, в те же несколько мрачных весенних недель в городе практически невозможно было купить газеты и журналы (и «МК» в Питере» в том числе).

Хотя бумажные СМИ и вошли в список разрешенных к продаже товаров, но по факту сразу несколько компаний-распространителей вынуждены были остановить работу: основной контингент их продавцов составляли как раз пенсионеры.

Говорят даже, что при проверке торговых точек с пенсионерами у кассы в те дни всерьез составляли протоколы о нарушении «режима повышенной готовности».

Стоит ли говорить, что некоторые из упомянутых компаний так и не вышли из коронавирусной «комы»? «Возрастной» персонал, который раньше считался надежным, безотказным и весьма выгодным с точки зрения рентабельности (а в отличие от армии мигрантов — еще и безопасным), внезапно был «изъят из обращения» без каких-либо компенсаций.

КАК НЕ УЙТИ «В РАСХОД»

Читайте также:  Письмо о переносе сроков поставки товара в связи с задержкой поставки из-за коронавируса, образец официального письма

Поскольку режим самоизоляции пенсионеров свалился на работодателей как снег на голову, многие из них столкнулись с непривычными задачами.

Оформлять и продлевать один за другим больничные и отпуска, как того требовали свежие «пандемические» постановления, многим представлялось невозможным и затратным.

Грядущие бонусы от правительства для тех компаний, что сохранят докоронавирусную численность трудового коллектива, представлялись (и оказались) труднодостижимыми. Так или иначе, для многих работодателей основной задачей стало максимально корректно списать «слишком взрослый» персонал.

Но этот персонал, будучи как-никак многоопытным, не захотел увольняться «по первому свистку». И нашел реально работающие аргументы — не где-нибудь, а в действующем трудовом законодательстве. Именно их мы собрали воедино.

Итак, известно, что на период пандемии правительство РФ запретило увольнять сотрудников — в том числе предпенсионного и пенсионного возраста.

Для пенсионеров старше 65 лет предприятию предписывалось оформлять электронные больничные листы (независимо от формы работы — офисной или производственной) — с тем, чтобы ограничить их «пребывание в общественных местах».

Такие больничные были введены постановлением Правительства от 1 апреля и продлены уже много раз: по 19 апреля, по 30 апреля, по 29 мая, по 11 июня — и так далее.

Министерство труда и социальной защиты, в свою очередь, неоднократно предупреждало работодателей о том, что во время карантина в связи с коронавирусом работодатель может расстаться с работником только в нижеследующих случаях:

  • при наступлении чрезвычайных событий — если будет объявлен режим ЧС, у компании будут полномочия уволить пенсионера согласно п. 7 ч. 1 ст. 83 ТК РФ. Но, как мы знаем, режим ЧС из-за пандемии так и не был введен;
  • если работник пожелает расторг­нуть трудовой договор по собственному желанию, а работодатель будет готов принять его заявление. Такое может быть, если работодатель является непрерывно действую­щей организацией — в том числе даже если сотрудники работают «на удаленке»;
  • по соглашению сторон;
  • если именно в этот период истечет срочный трудовой договор с работником.

Почему работники увольнялись в пандемию Сообщество работающих пенсионеров и «предпенсов» становится сплоченнее. https://ru.depositphotos.com

ДО ПОСЛЕДНЕГО ПЕНСА

Впрочем, для работодателя оставалось несколько «лазеек». Так, ничто не мешает работодателю расстаться с работником и расторгнуть трудовой договор в связи с переводом его на работу в другую организацию (допустим, с меньшей на порядок зарплатой).

Правда, такой перевод должен осуществляться только с письменного согласия самого работника, а также администрации по новому месту работы. Согласием можно считать письменное заявление работника об увольнении в связи с переводом (п. 5 ч. 1 ст.

77 ТК РФ).

Можно (как раньше, так и теперь, во время карантина) уволить работника по обстоятельствам, «не зависящим от воли сторон». Эти случаи описаны в статье 83 Трудового кодекса РФ.

Кроме очевидных поводов для расторжения договора (когда работник, например, осужден или признан полностью неспособным к работе на основании медицинского заключения), там есть и такие интересные обстоятельства, как то, что работник «не выбран на должность» — и так далее.

Также (в дополнение к списку Минтруда), Роструд добавил еще одну категорию работников, которых можно уволить в период карантина. Это работники, не прошедшие испытательный срок (ст. 71 ТК РФ). Конечно, речь идет только о сотрудниках тех предприятий, которые работали непосредственно в период пандемии.

Здесь даже специально указаны даты: если работник, находящийся на испытательном сроке, не имел возможности работать в течение нерабочих дней марта-апреля-мая, этот период в срок испытания не засчитывается. Но опыт показывает, что «испытательный срок» — понятие очень растяжимое.

У работодателя всегда найдется возможность оформить «профнепригодность» сотрудника в любое подходящее время (требования об официальной аттестации, как правило, не существует).

Вероятно, вдвойне обидно получить такую «статью» в пенсионном возрасте. Обвинять наших людей в том, что они не прошли каких-то там испытаний, как минимум некрасиво.

ЖДЕМ ПОДЪЕМА

По данным Северо-Западного центра стратегических разработок (в исследовании участвовали около тысячи крупных предприятий СЗФО), в Петербурге с начала апреля более половины (51%) работодателей вынудили своих сотрудников взять отпуска за свой счет. 16% компаний были вынуждены просто уволить работников. При этом раньше других под сокращение попали люди старше 50 лет с высшим или средним профессиональным образованием и стажем работы свыше 15 лет.

Между тем в Петербурге число безработных, вставших на учет на бирже труда, с начала апреля по конец июня увеличилось более чем вшестеро: на 30 марта — 14 011 чел.

; на 27 апреля — 20 372; на 25 мая — 50 309; на 20 июня — 86 698 человек. Также по данным, опубликованным Комитетом, на конец мая 2020 г.

в Петербурге насчитывалось 101 807 человек, состоящих «на регистрационном учете в целях поиска подходящей работы».

Отчасти это связано с повышением пособия по безработице в связи с пандемией, а также с возможностью получить доплату на детей.

Но и без учета этого фактора прогнозы на ближайшие месяцы неутешительны: еще в конце марта председатель городского комитета по труду и занятости населения Дмитрий Чернейко прогнозировал, что без работы может остаться рекордное количество горожан.

«К концу июня мы не ожидаем регистрируемой безработицы выше 70 тысяч человек, — сказал он тогда (и ошибся примерно на 15 тысяч). — Но для Петербурга это близко к рекордам середины 90-х, тогда тоже было более 60 тысяч безработных, получающих пособие».

Понятно, что уволенные с их последних мест работы пенсионеры, скорее всего, не попадут в эту статистику. Рассчитывать в плане трудоустройства им в ближайшие месяцы не на что, и «регистрационный учет в целях поиска подходящей работы» для них не имеет смысла; точно так же вряд ли они поспешат вливаться в число официальных безработных.  

Но это не означает полного «списания со счетов». Пенсионный возраст, как известно, повышен, и сообщество работающих пенсионеров год от года будет становиться активнее и сплоченнее.

Когда-нибудь кончится и пандемия, и можно прогнозировать, что эта часть трудоспособного населения еще заявит о себе.

По крайней мере, работодателям нужно быть к этому готовым (равно как и к возможным санкциям за неправомерное увольнение лиц пенсионного и предпенсионного возраста).

«МК» в Питере» будет «держать руку на пульсе» этой социальной проблемы.

Исследование: люди массово увольняются из-за пандемии

В связи с пандемией люди стали массово менять места работы, во многом это связано с пандемией, пишет BBC со ссылками на исследования.

Microsoft провела исследование, согласно которому в этом году 41% работников по всему миру рассматривают возможность увольнения или смены работы. В опросе участвовало 30 тыс. сотрудников. Опрос от компании Personio показал, что 38% работников планировали уволиться в первые шесть месяцев этого года.

Некоторые, пишет BBC, уже окрестили это «Великим исходом». Пандемия сильно повлияла на людей, у многих появилось желание заняться работой мечты или больше сконцентрироваться на семье, иные же стремились уволиться из-за начальства.

Кроме того, пишет издание, на рост количества желающих уволиться повлияло поведение работодателей во время пандемии. Большинство работников остались в тех коллективах, где чувствовали поддержку, где начальство подстраивалось под новые реалии.

Эпидемия коронавируса выявила множество проблем, которые стали видны гораздо четче на фоне общей беды.

Если в коллективе между начальником и подчиненным и так наблюдалась тяжелая атмосфера, то с пандемией она ухудшилась вдвойне; и наоборот, работодатели, что заботились о своих подчиненных, старались поддерживать сотрудников и помогать им в эти время.

Согласно исследованиям Стэнфордского университета, компании с малой долей гибкости и лояльности к сотрудникам чаще теряли персонал, в то время как компании, которые старались отнестись понимающе к проблемам, меньше страдали от оттока людей.

«Наши данные за многие годы всегда показывают, что людей больше всего волнует то, как компании относятся к своим сотрудникам», — говорит Элисон Оменс, директор по стратегии JUST Capital, исследовательской фирмы, которая собрала большую часть данных для изучения.

По словам Оменс, это множество показателей: заработная плата, льготы, безопасностью, возможность продвижения по службе, приверженность к справедливости, и т. д.

«Почти всех пандемия заставила обратить особое внимание на то, как эта компания, для которой я многим пожертвовал, помогала мне, моему здоровью и счастью за время пандемии.

Многие работники, задумывающиеся над этим вопросом, не находят удовлетворительных ответов», — говорит Росс Сейчелл, главный специалист по персоналу Personio.

Вчера стало известно, что, согласно данным опроса Salesforce, треть тех, кто стал предпринимателем в 2020 году, начали бизнес, потому что их уволили или отправили в неоплачиваемый отпуск. Эта новая волна предпринимателей обладает специфическими качествами благодаря гибкости и широкому использованию технологий в работе.

Истории тех, кто поменял работу в разгар пандемии

В сложном положении оказались те, кто уволился еще до локдауна в надежде отдохнуть и искать работу весной с новыми силами. Ведь весна обычно — горячая пора на рынке труда, становится больше вакансий. Но эта весна оказалась необычной во всех смыслах. История нашей первой героини — как раз про это.

«Я уволилась с прошлого места работы под Новый год. Просто выгорела, очень устала, да и не видела перспектив там. Хотелось начать новую жизнь. Думала, что как следует отдохну месяц и с новыми силами примусь за поиски.

Важный нюанс: мне не нужна была новая работа в той же сфере (с моим опытом я без труда нашла бы такую, даже просто по рекомендациям). Мне хотелось перейти в смежную сферу: из PR — в маркетинг.

Читайте также:  Банкротство ИП (индивидуального предпринимателя), признание, последствия для должника, процедура, ИП после банкротства, особенности несостоятельности, признаки, 2021, через МФЦ (внесудебное), стадии, реализация имущества

Со стороны эти направления часто воспринимают как одно целое, только с разными названиями, а на самом деле и там и там множество своих особенностей. И специалиста по маркетингу работодатели хотят видеть с опытом именно в маркетинге, а не в PR. Желательно — еще и с портфолио реализованных маркетинговых проектов.

У меня не было ни того ни другого — предстояло как-то убедить работодателей, что я справлюсь. Я готова была даже на более низкую позицию для начала и с меньшей зарплатой. Главное — чтобы мне было нескучно, чтобы меня «драйвило».

Весь январь я отдыхала. В феврале неспешно начала поиск работы и на вакансии смотрела придирчиво — интересно мне там будет работать или нет. Откликалась только на «самое-самое». Сходила на три собеседования. Где-то мне не понравилось (скучно), где-то понравилось, но там хотели обязательно опытного маркетолога.

Я не унывала, думала, что весной появятся самые классные предложения. Чтобы сидеть без работы до лета, у меня не было возможности, так что я наметила себе март как крайний срок.

И в начале марта у меня сложились два варианта: один очень интересный для меня и в очень известной компании, но там с сомнением отнеслись к моей кандидатуре, другой — менее мне интересный, зато там я явно понравилась, отсутствие профильного опыта не слишком смутило.

Вторая компания сделала мне предложение о работе, а я сомневалась — вдруг первая всё же выберет меня? Но, поскольку шансы в первой были невелики, согласилась. Вышла на работу 23 марта. А через три дня в Москве объявили изоляционные меры — и нас отправили на удалёнку.

Я сильно переживала: ну всё, раз такая нестабильная ситуация, меня как новенькую скоро уволят. Но нет — индустрию моей новой компании кризис вообще не затронул. Конечно, мне было гораздо труднее привыкать к новой работе удаленно, чем если бы это происходило в обычном формате, еще и сфера новая. Но я справилась.

А та компания, куда мне хотелось, но меня не позвали, с трудом пережила кризис — она из индустрии офлайн-развлечений, которая сильно пострадала. Насколько я знаю, они в итоге вообще никого не взяли на ту вакансию из-за необходимости экономить.

Замечательно, что в этой ситуации всё в итоге сложилось удачно, потому что поиск первой работы в новом для себя направлении — это всегда сложная и небыстрая история.

Приходится доказывать работодателю, что твой прежний опыт будет полезен и здесь, и убеждать в том, что со всем новым ты справишься.

Плюс готовиться к временному снижению дохода, а для этого нужно иметь финансовую подушку или поддержку близких.

Осваиваться на новом месте, в новом для себя направлении бывает страшно и в более стабильный период, а Светлане пришлось делать это еще и на фоне общей довольно нервной ситуации. Это все-таки сильный стресс — остается порадоваться за героиню, что он позади и сейчас она чувствует себя уверенно.

Но многим из тех, кто так же, как и она, планировал поменять профессиональное направление, в разгар кризиса пришлось временно отказаться от этих планов. Не корите себя, если у вас именно так и случилось.

Это было вполне разумным решением, если к началу кризиса найти работу по новому направлению еще не удалось. Надежнее было подстроиться под ситуацию и искать работу по своему прежнему направлению — где у вас уже есть опыт.

А позже можно вернуться к планам по смене направления.

Все боятся услышать на испытательном сроке: «К сожалению, нам придется расстаться. Ты не справляешься с задачами». Именно это и произошло со вторым нашим героем. В разгар локдауна.

«За локдаун я успел сменить два места работы. Так уж сложилось. В марте я вышел в небольшую проектную команду. Это произошло буквально за неделю до объявления режима самоизоляции. Нам сказали, что теперь мы работаем из дома, я перевез в квартиру свою технику и рабочее место.

С первых дней стало понятно, что удаленный формат работы мне подходит плохо. У нас маленькая квартира и двое детей — дочке 3 года, а сыну 7 месяцев. Я работал на кухне, которая фактически — общее пространство с жилой комнатой (перегородки между ними нет), так что уединиться сложно. Бывали ситуации, когда я разговаривал с начальником по скайпу из ванной.

Сконцентрироваться на задачах я мог буквально на пару часов, когда удавалось уложить детей спать. Плюс у жены началась депрессия, так что это было очень тяжелое время.

Спустя месяц работы руководитель дал мне фидбэк: «Фёдор, что-то мало ты успеваешь, в чем дело?» Я попытался обсудить с ним свою ситуацию, и он меня выслушал, конечно.

Сказал, что по-человечески он меня понимает, но рабочие задачи никто не отменял. Мы договорились, что у меня есть еще один месяц, чтобы исправить ситуацию. Но стало еще хуже.

Каждый день я просыпался с мыслью, что сегодня нужно выложиться на 100%, чтобы меня не уволили. Работать под таким прессингом оказалось непросто.

В конце мая состоялась наша финальная встреча с начальником, где он отметил мои старания, но сообщил, что испытательный срок я не прохожу. Правда, мы договорились, что компания передаст мне несколько заказов по переводам как фрилансеру.

В этот момент родители переехали на дачу и предложили нам к ним присоединиться. Я отправил жену с детьми за город, а сам засел за две работы: за свои заказы и за поиск работы (потому что искать работу — так же затратно по усилиям и времени, как и работать).

На новое место я вышел в конце июня, сами поиски заняли месяц. Совсем скоро у меня заканчивается испытательный срок. Пока рано говорить об успехах, но, кажется, всё складывается».

Конечно, советовать задним числом всегда проще, и все-таки в подобной ситуации, какая сложилась у Фёдора на удалёнке на испытательном сроке, я бы советовала попросить отпуск за свой счет. Возможно, за это время он смог бы хотя бы частично разрешить трудности — например, перевезти семью на дачу чуть раньше.

Все-таки тот период стал неожиданным и трудным испытанием для всех — и для работодателей, и для сотрудников, и здравомыслящие руководители это понимали, шли навстречу, когда сотрудники рассказывали о своих неподходящих условиях для работы дома.

Например, кто-то на карантине договаривался о работе из офиса (маленькая квартира, нет возможности проводить встречи и совещания, так как из дома работают еще два члена семьи). Моя знакомая сняла дачу в самом начале карантина, где нашлось по отдельной комнате для каждого члена семьи.

Имеет ли смысл менять ужасно надоевшую работу, если настало время всеобщей нестабильности? Следующая героиня, Олеся, ответила себе на этот вопрос утвердительно, и вот что получилось.

«Мысли о смене работы появились у меня в начале изоляционных мер. Я довольно компанейский человек, и, как только моя работа сузилась до экрана монитора, стало грустно и тоскливо. Я стала задавать себе вопросы: насколько мне нравятся мои задачи? Какой вклад я вношу? Чему я тут научилась? И ответы мне не понравились.

С этими мыслями я прожила примерно месяц, и как-то после очередной встречи, где два часа обсуждались вопросы (но не было принято никакого решения), окончательно решила, что пора уходить.

Я стала откликаться на вакансии, и довольно быстро получила приглашения на собеседования. Где-то в онлайн-формате, где-то в офлайн — оказалось, что право продолжать работать в обычном режиме во время массовой самоизоляции было не у такого уж маленького количества компаний. Итог — в конце мая мне предложили интересную работу, я всё взвесила и согласилась.

Кстати, коллеги и друзья отговаривали меня увольняться. Говорили: «Ты что, зачем так рисковать? Нормальные люди сейчас держатся за работу двумя руками, а ты сама уходишь! Сейчас такая ситуация, что новичков первыми будут сокращать!».

Что могу сказать — я своим выбором довольна! Моя новая компания не только не остановила наём даже в разгар пандемии, а вообще пережила подъем в этот период.

Да, можно уговаривать себя, что «от добра добра не ищут» и «надо пересидеть это время, оно не подходит для перемен». А какое когда тогда? Ведь момент идеальной стабильности может так и не наступить!»

Я не очень разделяю позитивный настрой героини. Из ее рассказа делаю вывод, что решение об увольнении было принято скорее эмоционально, чем рационально.

Да, во время локдауна сократилось количество впечатлений и встреч, но не надо смешивать работу и «тусовки». Я очень надеюсь, что я не права, но мой опыт подсказывает, что пройдет период очарования — и Олеся может опять ощутить скуку на новом месте.

А это точно не самый лучший повод менять работу. Всё-таки это должно быть взвешенное решение.

С другой стороны, ее история — наглядный пример того, что для кого-то и время локдауна стало периодом возможностей.

Например, из-за того, что многие сильные специалисты побоялись менять работу в тот период и не откликались на вакансии, в каком-то смысле легче было выдержать конкуренцию за рабочее место.

И да, работодатели из определенных сфер бизнеса не только не пострадали, но и, наоборот, укрепили свои позиции.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *