Юридические компании стремятся отблагодарить своих юристов за работу в пандемию

Рынок юридического консалтинга в период пандемии коронавируса разделился: одни практики парализовало, другие просто тонут в обращениях перепуганных клиентов. «РБК Pro» узнал, как юрфирмы перестраивают свою работу сейчас

Юридические компании стремятся отблагодарить своих юристов за работу в пандемию

Cindy Ord / Getty Images

Из-за пандемии коронавируса рынок юридического консалтинга переживает рост по целому ряду направлений.

Бизнес генерирует огромный спрос на разъяснения многочисленных изменений законодательства — новых ограничений и запретов, обязательств перед работниками и контрагентами, наконец, возможностей использования мер поддержки, которые все-таки гарантировали федеральные и региональные власти. Разобраться во всем этом без подсказки предпринимателям не под силу.

«Лучше всего проблемы в понимании нормативного регулирования демонстрирует выдержка из рекомендаций Минтруда от 26 марта: «Нерабочий день не относится к выходным и нерабочим дням, поэтому оплата производится в обычном, а не повышенном размере». Разъяснение верное, а ситуация с ясностью печальная», — говорит Олег Ганюшин, адвокат «Прайм Эдвайс».

Соответственно, даже те клиенты, кто годами не пользовался услугами юрфирм, ограничиваясь своими внутренними правовыми подразделениями, вынуждены сегодня обращаться за консультациями, чтобы быстро разобраться во всем объеме новой правовой информации.

«Подобные вопросы клиенты предпочитали решать с помощью внутренних юротделов, — говорит Ганюшин. — Но сейчас в связи со срочностью и сложностью толкования принятых антикризисных правовых актов они прибегают к помощи консультантов».

Этот тренд подтверждает Дарья Борисова, партнер «Григорьев и партнеры»: «Законодательство так стремительно меняется, что предприниматель не успевает все проанализировать, и ему безопаснее обратиться к консультантам.

Те разъяснят, что вступило в силу, а что фейк».

Вполне закономерно тонут в обращениях консультанты по медицинскому праву: огромная нагрузка на медицинские учреждения вызвала взрывной рост этого еще недавно периферийного сегмента юридического рынка.

«Мы испытываем пятикратное увеличение обращаемости и работаем практически в круглосуточном режиме, — говорит Ольга Зиновьева, управляющий партнер специализированной юрфирмы «Онегин Групп».

 — В тренде такие вопросы, как оказание медицинской помощи в условиях нормативных ограничений (распределение потоков, обеспечение медперсонала средствами индивидуальной защиты и обязанности работодателя в связи с этим, запрет на выполнение плановых амбулаторных приемов и ограничения госпитализаций), юридические аспекты сохранения бизнеса, работа системы ОМС в условиях пандемии, работа стоматологических клиник и клиник ЭКО в условиях пандемии, телемедицинские сервисы». Тенденцию подтверждают и в «Пепеляев Групп»: медицинская практика завалена запросами от клиентов.

Пандемия и юридический бизнес

Кризис в экономике, вызванный пандемией коронавируса, оценивается консалтинговыми юридическими фирмами неоднозначно: одни говорят, что отрасль неизбезжно понесет вследствие него потери, другие видят в изменяющихся условиях новые перспективы.

Комментирует Сергей Пепеляев, управляющий партнер «Пепеляев Групп»:

Юридический бизнес, как и весь вообще консалтинговый бизнес, последним входит в любой кризис и последним из него выходит.

В марте — апреле клиенты, как и многие из нас, надеялись, что приостановление деятельности и режим самоизоляции продлятся до начала мая, а затем все вернется на круги своя.

Поэтому никто не менял долгосрочных планов, не пересматривал стратегий и бюджетов. Большинство коллег из других юрфирм, с кем я обсуждал ситуацию, отмечают сохранение в этот период выручки на плановом уровне.

Но отмечают и некоторое падение биллинга, в основном из-за шоковой недели, когда все переезжали из офисов домой.

Но теперь, когда есть показатели экономической активности за апрель и более или менее ясны перспективы эпидемии и возобновления экономической активности, можно прогнозировать, что и для юридического бизнеса настанет непростое время.

В апреле выручка малых и средних предприятий упала на 54%, а в Москве на все 79%. Пострадали в основном компании, торгующие в розницу одеждой, обувью, текстилем, ювелирной продукцией, электроникой и др. По этим цифрам можно судить, насколько сократился сбыт крупных оптовиков, импортеров, производителей соответствующей продукции.

Быстрого восстановления их бизнеса не будет, прежде всего из-за катастрофического падения покупательной способности населения. 44% граждан временно перестали работать. Число безработных достигло 1,4 млн человек, как следует из сообщения Президента РФ 11 мая.

Поэтому ясно, что нынешний кризис похож не на блицкриг, а на затяжную окопную войну. В ходе нее в 2020 г. произойдет снижение ВВП, по разным оценкам, от 3,3 до 6%. 

По опыту предыдущих кризисов ясно, что клиенты будут всячески экономить на консалтинговых услугах, выискивая резервы для собственного выживания. Хорошая новость в том, что все аналитики прогнозируют рост российской экономики от 2,8 до 4,8% в 2021 г. Следовательно, важно пережить падение спроса на юридические услуги в 2020-м.

В окопной войне побеждает тот, кто лучше управляет резервами, готовит запасы, укрепляет тылы.

Поскольку основная доля (60–70%) расходов юридических компаний приходится на фонд оплаты труда и сопутствующие налоги, то основные резервы находятся здесь, а не в аренде, маркетинге и т.п.

Зарубежные коллеги, которых кризис коснулся раньше, повсеместно демонстрируют сокращение расходов на оплату труда и юридического, и административного персонала. Некоторые российские юридические фирмы сделали то же самое уже в апреле.

Другим вряд ли удастся избежать этого в мае или позже.

Но любое изменение ситуации генерирует спрос на юридическую помощь. Хотя многие компании будут стараться удовлетворить этот спрос собственными силами, что-то достанется и сторонним консультантам.

Уже сейчас видно, что ряд клиентов нацелен на покупку упавших бизнесов. Многие задумались об изменении моделей трансграничного финансирования бизнеса, ожидая изменения или денонсации международных договоров об избежании двойного налогообложения.

Новые задачи ставит переход торговли в онлайн. 

Переход на удаленную работу не был болезненным и трудным, поскольку и в обычной ситуации юристы широко используют дистанционные формы работы. Но, конечно, не в таком масштабе, как сейчас.

Ситуацию ежедневной интенсивной онлайн-работы можно назвать цифровой прививкой: стало понятно, что многие процессы вполне возможны, а иногда даже более эффективны в этой форме, позволяя сэкономить массу времени и средств.

Прививку получил практически весь бизнес, что очень важно.

Основное, на что повлияют месяцы удаленной работы, — это увеличение доли онлайн-процессов. Но драматического изменения объемов офисной работы, думаю, не произойдет. В офисах появятся специальные оборудованные помещения для дистанционных форм работы.

Контакты с клиентами тоже не уйдут в онлайн полностью. Все же для отношений юриста с клиентом очень важно доверие. А его невозможно устанавливать и поддерживать без личных встреч.

Вряд ли кризис существенно повлияет на структуру юридических фирм. Поскольку он не связан с какими-то технологическими новшествами и необратимыми процессами, укоренением новых привычек и др., то больших структурных сдвигов в экономике не произойдет. А значит, виды правовой помощи в целом останутся теми же.

Пандемия оказалась вне закона

Рынок юридических услуг, наряду с другими отраслями экономики, оказался под ударом кризисных явлений, связанных с пандемией. О сложностях, с которыми пришлось столкнуться юридическим компаниям, особенностях дистанционной работы консультантов, специфике рассматриваемых споров, а также тенденциях, которые продолжатся и в текущем году,— в материале BG.

Новые условия

Непредсказуемость, необходимость внедрения новых подходов во взаимодействии с клиентами, повышение эффективности реагирования на изменяющиеся условия, в том числе на внезапно появляющиеся нормативно-правовые акты — так можно охарактеризовать рынок юридических услуг, как в принципе и большинство иных экономических рынков, считает Сергей Привалов, старший партнер, руководитель практики банкротств юридической компании «ССП-Консалт». Сергей Спасеннов, старший партнер, руководитель петербургского офиса «Пепеляев Групп», добавляет, что юридический консалтинг столкнулся с теми же проблемами и трудностями, что и большинство компаний, не входящих в перечень «жизненно важных» для страны. «Мы вынуждены были принимать срочные меры по переводу сотрудников на удаленную работу. В первую очередь это были технические трудности, но система обмена информацией и доступа к документам была быстро налажена»,— рассказывает он.

Несмотря на весь возможный скепсис, дистанционная работа показала свою эффективность и вполне может стать «новой нормальностью» в ближайшем будущем, полагают собеседники BG. «Безусловно, ряд вопросов доверители по-прежнему готовы обсуждать только лично, и это понятно и правильно.

Но масса технических, организационных коммуникаций ушла в офлайн. Видел на звонках даже завзятых консерваторов, которые и смартфон-то в руки не брали»,— делится наблюдениями Илья Никифоров, управляющий партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

При этом господин Никифоров советует представителям сторон проходить тренинги, развивать навыки работы с системами поддержки слушаний.

«Порой есть всего несколько секунд, чтобы открыть нужный документ, вывести его на экран и подсветить релевантный пассаж — нужны совершенно новые навыки! Видел в ряде ситуаций, как сторона с сильными фактами тактически проигрывает прения из-за возни с IT, создается впечатление неубедительной, сырой, мутноватой позиции»,— рассказывает он, подчеркивая, что на переговорах юрист даже с экрана должен выглядеть убедительно — в галстуке, никаких свитеров-футболок. Господин Никифоров добавляет, что пошел дальше и оборудовал себе на рабочем месте почти профессиональную студию, со светом, фильтрами, акустикой. «Для меня это принципиально важно»,— уточняет эксперт.

По словам советника Адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Алены Бачинской, некоторое затишье в ряде практик было связано с объективными обстоятельствами. «К примеру, два месяца российские суды были закрыты и рассматривали только дела, не терпящие отлагательств.

Читайте также:  Правила землепользования и застройки территории (ПЗЗ) в 2021 году, внесение изменений

Однако и это не означало простоя в работе практик разрешения споров и банкротства: юристы продолжали удаленно консультировать клиентов, работали над документами и позицией по текущим проектам, что позволило после карантина уверенно принять новые судебные проекты»,— добавляет она.

Господин Спасеннов добавляет, что второй квартал 2020 года был особенно напряженным, спрос на услуги сократился примерно на треть.

«Многие крупные клиенты были вынуждены приостановить свои проекты, но появилось много запросов от средних и малых компаний, что ощутили и небольшие юридические фирмы, бизнес которых даже пошел в гору.

Под конец года ситуация выровнялась и мы почти вышли на допандемийный уровень загрузки»,— говорит он.

По словам Екатерины Смирновой, управляющего партнера Санкт-Петербургского офиса юридической фирмы Semenov&Pevzner, юридический рынок замер в начале карантинных мер весной 2020 года в ожидании, что делать дальше. «Некоторые фирмы на время отменили бонусы сотрудникам, кто-то снизил заработные платы. Однако все достаточно быстро поняли, что работы стало не меньше, если даже не больше, и быстро оправились от шока»,— добавляет госпожа Смирнова.

По мнению Алены Бачинской, сама судебная система адаптировалась, массово внедрив такие новшества, как онлайн-заседания, дистанционное ознакомление с материалами дела и тому подобные, которые продолжают успешно функционировать и после снятия карантинных ограничений.

Таким образом, невзирая на первое впечатление от введенных ограничений из-за пандемии и большую обеспокоенность относительно возможных последствий, уже к осени стало понятно, что юридический рынок не испытал значительного падения, адаптировавшись к новым реалиям, считает она. «Говорить об ударе и «просадке» рынка нельзя, это абсолютно точно. Залогом этого стала и гибкость юристов, умение перегруппироваться, быть рядом с клиентом, направив ресурсы на актуальные для клиентов запросы, связанные с пандемией»,— резюмирует госпожа Бачинская.

Антон Красников, партнер юридической компании «Сотби», полагает, что удаленная работа многим юристам понравилась, и учитывая, что юрфирмам это позволяет сократить затраты на инфраструктуру, уменьшить арендуемые офисные площади, стоит также ожидать сохранения этого тренда.

Андрей Голощапов, генеральный директор Европейской Юридической Службы, замечает, что в ближайшей перспективе будет расти спрос на оказание юридических услуг полного цикла в онлайн-формате: от обращения, оформления документов, заверения у нотариуса до решения суда. «Законодательная база уже адаптируется к новым реалиям»,— говорит господин Голощапов.

Это касается, в частности, онлайн-нотариата, досудебные споры в дистанционном формате уже разрешены.

Управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и Партнеры», советник ФПА, кандидат юридических наук Сергей Бородин убежден, что нынешний кризис произвел «встряску» юридического рынка и оставил только сильные юридические компании. «Пандемия сместила приоритеты: руководители юридического бизнеса обратили внимание на новые конкурентные сферы, в том числе IT и онлайн-сервисы»,— считает он.

По мнению Ильи Кавинского, адвоката адвокатской палаты Санкт-Петербурга, свершился внезапный, хоть и принудительный технологический рывок в сфере отправления правосудия: онлайн-споры оказались не только возможными, но и удобными. «Надеюсь, что эта возможность сохранится: для типовых споров, которые петербургские и московские компании ведут с контрагентами в Сибири и на Дальнем Востоке это просто спасение»,— говорит господин Кавинский.

Основные споры

По мнению экспертов, трендами юридического рынка в пандемию стали рост практик разрешения споров, банкротства, трудового права, комплаенса, налогового права. «Думаю, эти тенденции в 2021 году сохранятся, пандемия еще не окончена.

Из числа судебных споров, которые были инициированы в период пандемии, можно отметить общегражданские споры, связанные с неисполнением обязательств: все участники оборота стараются возместить потери, взыскивая задолженности и пени за просрочки по договорам, обращаясь за принудительным исполнением обязательств и так далее»,— рассказывает госпожа Бачинская.

Кроме того, она отмечает и рост банкротств, поскольку значительное число компаний, в основном из пострадавших от пандемии отраслей, к сожалению, не смогли выстоять.

«Количество банкротств физических лиц по сравнению с 2019 годом увеличилось в связи с падением уровня доходов населения, но при этом в 2020 году количество юридических лиц, признаваемых банкротами, наоборот, уменьшилось, что связано с мораторием на возбуждение дел о банкротстве, а также с двухмесячным весенним перерывом в работе арбитражных судов»,— возражает Сергей Привалов.

Антон Красников, в свою очередь, ожидает волны банкротств в течение ближайших месяцев. «Действие банкротного моратория не продлили, и новых мер поддержки бизнеса государство не предложило. Кредиторы подмораторных компаний уже давно на низком старте, а огромный пласт среднего и малого бизнеса, особенно из индустрии гостеприимства, развлечений и общественного питания, просто больше не справляется»,— объясняет господин Красников.

Среди прочих споров Андрей Гусев, управляющий партнер Borenius Russia, выделяет споры по разделу и переделу бизнеса, корпоративные конфликты, недружественные поглощения, банкротства, которые были заранее спланированы и проводятся в агрессивной манере,— это основные тренды 2020 года и однозначно в 2021 году это будет продолжаться.

«Весь мир еще больше ушел в онлайн, а значит, сохранится и так же будет расти спрос на обслуживание технологических и IT-компаний, включая вопросы регулирования, интеллектуальной собственности, защиты персональных данных»,— добавляет господин Спасеннов.

При этом проекты, связанные с представлением интересов бизнеса перед государством, от уголовных до административных процессов,— на уровне, говорит Илья Никифоров. «Есть признаки подъема того, что называется обслуживанием частных клиентов: дела семейные, разводы, структурирование передачи бизнеса и имущества наследникам.

Печальный опыт поворачивает предпринимателей к подобным вопросам устройства личных дел»,— добавляет он.

По мнению Наталии Пшеничниковой, старшего преподавателя кафедры гражданского права и процесса университета «Синергия», до сих пор тонут в обращениях консультанты по медицинскому праву: огромная нагрузка на медицинские учреждения вызвала взрывной рост этого еще недавно тихого сегмента юридического рынка. «Так, в тренде оказались такие вопросы, как оказание медицинской помощи в условиях ограничений, вакцинация, работа системы ОМС в условиях пандемии, работа стоматологических клиник и роддомов в условиях пандемии, телемедицинские сервисы»,— говорит она.

Можно предположить, что государство попытается покрыть бюджетный дефицит за счет резких движений в фискальной сфере, замечают собеседники BG. «Это вызовет повышенный спрос на высококвалифицированных налоговых и таможенных консультантов»,— добавляют эксперты.

Профессионалы отрасли также замечают, что пандемия очень сильно изменила взаимоотношения «работник — работодатель», поэтому спрос на консультации по трудовому праву будет расти.

«Прошлый год называют годом величия трудового права — эта практика действительно вышла из вторичных на передний план, но во второй половине года спрос начал снижаться»,— добавляет господин Красников.

При этом сложности возникали у сделочных практик, особенно в международных компаниях: количество слияний и поглощений заметно сократилось или перешло в судебную плоскость, а инвестиционных проектов почти нет.

Постоянство в предпочтениях

Что касается предпочтений клиентов, то участники рынка не заметили масштабных изменений в подходах к использованию консультантов и снижения интереса к их услугам. «По моим наблюдениям, клиенты не стали отдавать предпочтение штатным юристам. Не стоит забывать, что штатный юрист является для компании расходом, причем непроизводственным расходом»,— считает Андрей Гусев.

Вместе с тем, по словам Антона Красникова, с одной стороны, многие клиенты действительно старались перераспределить юридическую работу среди штатных специалистов, некоторые полностью отказывались от закупки юридических услуг.

«Но это сработало только в крупных компаниях, где были мощные юридические отделы.

Невозможно в один миг переобучить штатных юристов на новые специализации, равно как и повысить их квалификацию — если юрист в единственном лице столкнулся со сложным корпоративным спором, вряд ли он справится с задачей в одиночку»,— полагает господин Красников.

При этом, учитывая крайнюю нестабильность и нестандартность сложившейся вследствие пандемии ситуации, а также возросшие отраслевые риски, менеджмент предприятий зачастую прибегал к дополнительной оценке рекомендаций штатных юристов консультантами, чтобы иметь более проработанную позицию перед принятием решений. «С рядом вопросов компании столкнулись впервые, и у штатных юристов просто не хватало достаточного опыта и знаний в каких-то областях, поэтому обращение за помощью к консультантам было вполне ожидаемым и логичным шагом. Кроме того, инхаус-юристам сложно было оперативно реагировать на постоянные изменения федерального и регионального регулирования, а крупные консультанты могут себе позволить отслеживать и анализировать все нормативные акты и даже их проекты ежедневно»,— рассказывает о ситуации Сергей Спасеннов.

Солидарен с коллегой и адвокат, основатель адвокатского бюро TeamLegalService Тимур Маршани, отмечающий, что сложные задачи, которые требуют нестандартного подхода и индивидуального решения, в любом случае отдают на аутсорсинг, в том числе и в юридическое ведение компаниям со стороны, которые могут решать большой объем задач.

«Сегодня юрисконсульты, штатные и корпоративные юристы — это сегмент специалистов, который может структурированно выполнять работы. Они могут решать те задачи, которые требуют погружения.

Серьезные задачи, например, по экономическим преступлениям, налоговым, арбитражные дела, защита бизнеса в судах общей юрисдикции — все это совершенно точно связано с аутсорсингом»,— объясняет он.

Читайте также:  На что обращают внимание суды при проверке на отмывание денег

При этом, по мнению госпожи Бачинской, пандемия не сильно затронула рынок высококвалифицированных юридических консультантов. «Клиенты не стремятся «найти юристов дешевле», оставшись в кризис с постоянными проверенными коллегами, находящимися рядом и понимающими их нужды»,— резюмирует она.

Ценность работы

Как таковой тенденции на снижение цен на юридические услуги нет, но клиенты стали более скрупулезно выбирать консультантов, поскольку они в кризис более ограничены в бюджетах, замечают участники рынка.

«Тем не менее клиенты готовы платить за высокую компетенцию и опыт юристов в конкретной сфере для реализации поставленной задачи»,— говорит госпожа Бачинская. Сергей Спассенов, наоборот, замечает, что, как и при любом кризисе, цены на услуги могут только снижаться — и пандемия не является исключением.

«Тем более учитывая растущее количество обращений от небольших компаний, не способных оплачивать высокие гонорары юристам»,— полагает он.

По наблюдениям Андрея Гусева, ценовое давление скорее повысилось и крупные фирмы в особенности, и фирмы среднего сегмента стали давать большие скидки.

«Наиболее устойчивой нишей сейчас является формат бутика, где в узкоспециализированных областях оказываются услуги, которые либо не имеют аналогов на рынке, либо испытывают очень малую конкуренцию, так называемые blue ocean»,— говорит он.

У таких фирм на рынке, как правило, два-три конкурента и партнеры, старшие партнеры с громкими именами, которые являются экспертами в определенных областях. «Такая ниша очень устойчива, там минимальные скидки, но даже у них цены не увеличились»,— добавляет эксперт.

По словам Ильи Кавинского, многие фирмы действительно предлагали своим постоянным клиентам скидки, отсрочки оплаты счетов. «Но интересной тенденцией 2020 года стало смещение структуры закупки юридических услуг: даже крупный бизнес обращается к небольшим юрфирмам, а иногда и к фрилансерам.

Как правило, это опытные юристы, которые по тем или иным причинам вышли из больших юрфирм в свободное плавание. Они не несут сверхбольших накладных расходов, а качество экспертизы, как правило, не хуже»,— объясняет он.

При этом эксперт замечает, что гонорары частнопрактикующих юристов и небольших фирм сверхвысокой квалификации действительно увеличились по сравнению с 2019 годом, но остаются, как правило, ниже, чем у средних и крупных фирм.

При этом, несмотря на мнение многих коллег о том, что из-за кризиса на рынке сейчас много отличных юристов, вынужденных искать новое место работы, это не совсем так, замечает Антон Красников.

«Так, работодатели до последнего держатся за суперпрофессионалов и молодых звезд, а они знают себе цену. Рынок «большого юрбиза» остается рынком работника, а те звезды, кто готов покинуть насиженные места, преимущественно основывают свои фирмы.

И это сохранится в 2021 году»,— уверен эксперт.

Мария Кузнецова

Как штрафуют работодателей в пандемию

В первой половине октября в отделение «Почты России» пришли с проверкой сотрудники Роспотребнадзора и Объединения административно-технических инспекций города Москвы (ОАТИ), проверили все помещение на соблюдение санитарно-эпидемиологических правил и сделали замечание, что антисептики стоят у каждого окна для обслуживания, а не при входе в отделение. По словам представителя «Почты России», антисептики стояли на окнах специально для удобства посетителей. В другом отделении «Почты России», рассказывает представитель организации, инспектора обнаружили, что в журнале зафиксированы не все случаи уборки помещения. Теперь за нарушения «Почте России» грозит штраф от 100 000 до 500 000 руб. Точная сумма штрафа может быть определена в суде, но «Почта России» собирается оспаривать результаты проверок, говорит представитель компании.

Подобных проверок в пандемию стало много. По данным Главного контрольного управления (Главконтроль) Москвы, по их результатам с 1 сентября по 23 ноября было выписано более 151 500 административных штрафов в отношении физических лиц и более 17 000 – в отношении организаций и предприятий. За нарушение санитарных требований временно приостановлена работа более 164 предприятий.

С начала осени по 8 декабря были зафиксированы 18 500 нарушений организациями и предприятиями требований, установленных во время режима повышенной готовности, сообщила «Ведомостям» заместитель начальника Главконтроля Ирина Зайко. Основную массу нарушений, по ее словам, составили случаи несоблюдения перчаточно-масочного режима работниками и посетителями организаций.

С 19 октября начались также проверки на соблюдение указа мэра Москвы о переводе на удаленную работу 30% сотрудников, говорит Зайко. По ее словам, в основном это касается крупных компаний с большим числом офисных работников.

Как выяснили «Ведомости», недочеты могут найтись практически всегда – из-за обилия проверяющих органов и обширного списка требований, которые нужно соблюдать в пандемию.

В компанию Fancy Armor, выпускающую чехлы для чемоданов, проверяющие приходили уже два раза с начала пандемии, рассказывает директор Fancy Armor Елена Ларина. Первый раз, вспоминает она, сотрудники Роспотребнадзора пришли в мае.

Они проверили, есть ли разметка на полу для социального дистанцирования, носят ли сотрудники маски и перчатки, измеряет ли компания им температуру, как часто дезинфицируется помещение. Выяснилось, что компания не успела провести тестирование сотрудников на коронавирус.

Инспектора выдали предписание об устранении нарушений и через три недели вновь вернулись с проверкой.

К этому моменту Fancy Armor, рассказывает Ларина, уже подала заявку в медицинскую организацию на выезд медиков для тестирования на COVID, предъявила заявку инспекторам и таким образом избежала штрафа.

В основном штрафы выписывают за отсутствие антисептиков, журнала измерения температуры и термометров, несвоевременную дезинфекцию помещений или если сотрудникам не измеряют температуру на входе в помещение, говорит Виталий Богомолов, адвокат Московской коллегии адвокатов «Клишин и партнеры». Штрафы выписывают также за несоблюдение социальной дистанции между работниками и отсутствие средств индивидуальной защиты, уточняет Юлия Замятина, партнер юридической компании «Алимирзоев и Трофимов».

Основанием для проверки может послужить информация о нарушениях, полученная из самых разных источников: обращений граждан и организаций, госорганов или СМИ, объясняет Зайко. По ее словам, проверка может включать осмотр, опрос, проверку документов и экспертизу.

По словам Зайко, соблюдение санитарных норм и правил проверяет Роспотребнадзор. Он основывается на ст. 6.3 КоАПа о нарушениях в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Она предусматривает штраф для должностного лица и ИП от 50 000 до 150 000 руб., а для организации – от 200 000 до 500 000 руб., напоминает Богомолов.

По его словам, Роспотребнадзор в большинстве случаев проводит внеплановую проверку по требованию прокуратуры.

Роспотребнадзор регулярно проверяет розничную сеть «Магнит», говорит представитель сети. По его словам, инспектора изучают документы и ходят по магазинам, где проверяют запас масок, перчаток и антисептиков. Если инспектора выявляют то или иное нарушение, компания сразу его устраняет.

Роспотребнадзор в ответ на запрос «Ведомостей» сообщил лишь, что масочный режим введен в 85 регионах России и за его несоблюдение с 1 сентября в 66 регионах было вынесено 145 968 штрафов.

В Москве – согласно указу мэра от 4 апреля этого года – право проверять организации и предприятия имеют также другие государственные органы – департамент торговли и услуг, ОАТИ, говорит Зайко.

Из указа следует, что ОАТИ проверяет, соблюдаются ли социальное дистанцирование работников и посетителей организаций, а также правила посещения гражданами организаций. Департамент торговли и услуг, префектуры и управы районов контролируют соблюдение требований к работе розничных компаний.

Автоинспекция проверяет предприятия транспорта, а госинспекция по контролю за использованием объектов недвижимости – здания и сооружения.

Проверяющие составляют протоколы по ст. 20.6.1 КоАПа (невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения), рассказывает Замятина.

По ее наблюдениям, во время пандемии и режима повышенной готовности компании чаще всего штрафуют по ч. 1 ст. 20.6.1. По этой статье предусмотрен штраф от 100 000 до 300 000 руб., а за повторное нарушение – от 500 000 руб.

до 1 млн руб. или приостановка предприятия на срок до 90 дней.

По словам Замятиной, судебная практика последних месяцев показывает, что чаще всего на компании накладывают штрафы в размере 100 000 руб.

Чаще всего штрафуют предприятия торговли, затем – индустрии красоты и фитнес-индустрии, делится наблюдениями Татьяна Минеева, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Москве.

Нина Литвинова, соосновательница сети салонов красоты «Пальчики» и общественный уполномоченный индустрии красоты, рассказывает, что ее сеть проверяли в этом году 60 раз.

Один из салонов оштрафовали за то, что ведра, предназначенные для мытья полов в трех разных зонах (гостевой, зоне стойки администратора и зоне персонала), не были промаркированы. На них не было написано, что они предназначены именно для этой зоны.

Инспектора также выписали штраф за то, что стиральная машина стояла в подсобке, а не в отдельном помещении, говорит Литвинова.

Во второй половине октября сотрудники ОАТИ пришли с проверкой в Nestle. Производственный гигант не выполнил требование о переводе 30% сотрудников на дистанционный режим, и компании пригрозили штрафом в 300 000 руб.

Представитель Nestle в октябре заявил «Ведомостям», что компания столкнулась с техническими сложностями при загрузке списков сотрудников на портал mos.ru и решение проблемы заняло время. Потом списки были загружены на портал, и теперь компания регулярно обновляет данные.

Читайте также:  Взыскание дебиторской задолженности с юридического лица: порядок взыскания, обращение взыскания

Nestle избежала штрафных санкций, уточняет представитель компании.

С 12 октября каждый понедельник компании обязаны подавать через сайт mos.ru сведения о переведенных на удаленную работу сотрудниках, поясняет Зайко. Если организация не предоставила сведения, она привлекается к административной ответственности.

Но сотрудники Главконтроля могут также перепроверять предоставленные сведения, сверяя их с фактическим числом работников, приезжающих на свои рабочие места. Если на рабочих местах оказывается более 70% персонала, компании выписывают штраф по ст. 20.6.

1 КоАПа.

У крупных компаний больше возможностей контролировать соблюдение всех санитарно-эпидемиологических правил, нежели у малого бизнеса.

ОАТИ недавно проверяло офисы и производства компании «Фосагро». В офисе инспектора проверили правила разметки и ведение журналов термометрии, а также выяснили, что маски и перчатки выдаются сотрудникам прямо на входе и за их ношением следят установленные в офисе камеры.

Также на входе с помощью тепловизора измеряют температуру сотрудникам. На производственных объектах проверяющие посмотрели приказы об организации работы в пандемию и план мероприятий по предупреждению распространения коронавируса.

В самих цехах проверили, как разделяются рабочие потоки, как дезинфицируются помещения и как организован контроль и осмотр работников на наличие признаков ОРВИ при входе в организацию.

Инспекторов интересовало также, как сотрудников доставляют на смену автобусами, как соблюдается социальная дистанция и проветривается ли помещение, как персонал носит маски и перчатки. Каких-либо нарушений выявлено не было, говорит представитель «Фосагро».

По его словам, цифровые технологии помогают «Фосагро» создать барьеры на пути распространения вируса. На входе в головной офис компании помимо поточных тепловизоров установлены рекогнайзеры – оборудованные камерами автоматизированные системы, которые следят за соблюдением масочного режима, говорит он.

Компании, не согласные с результатами проверки, имеют право обжаловать их в судах общей юрисдикции Москвы (Московский арбитражный суд делами об оспаривании таких штрафов не занимается). Но истцы нечасто добиваются успеха.

Замятина указывает на несколько типичных дел, материалы которых опубликованы на сайте Московского городского суда. 24 сентября Мосгорсуд вынес решение по поводу нарушения ч. 1 ст. 20.6.1 компанией «Диодан», которая готовит и доставляет еду. В апреле 2020 г. в «Диодан» пришли с проверкой представители управы Обручевского района города Москвы.

Они выяснили, что в торговых помещениях отсутствует разметка, не установлен режим допуска и пребывания на кухне, а заказы курьерам служб доставки выдаются без соблюдения работниками дистанции в полтора метра. В качестве доказательств суду были предъявлены фотографии кухни и находившихся там курьеров и работников. Компания обратилась в суд, и суд присудил штраф в 100 000 руб.

– сначала Гагаринский районный суд, а потом и Мосгорсуд.

Замоскворецкий районный суд 23 октября вынес постановление о наказании ресторана «Моремания», который принадлежит компании «Прометей». Ресторан оштрафовали за то, что у работников не было перчаток.

Однако суд учел, что ранее аналогичных нарушений в ресторане не происходило, компания «Прометей» закупала средства индивидуальной защиты, но не контролировала, пользуются ли ими сотрудники постоянно. В результате суд признал компанию «Прометей» виновной по ч. 1 ст. 20.6.1 КоАПа, но назначил чуть более низкий штраф в 50 000 руб.

В материалах суда специально оговорено, что суд с учетом исключительных обстоятельств посчитал возможным назначить штраф в меньшем размере, чем это предусмотрено.

Доказать в суде, что штраф был наложен неправомерно, почти невозможно, так как инспектора предъявляют суду фото и видеосъемку нарушений или же аудиозапись, подтверждающую нарушения, говорит Алексей Петропольский, гендиректор юридической компании Urvista. Чтобы выиграть суд, продолжает он, нужно нанять адвоката и привлечь свидетелей. Большинство компаний предпочитают заплатить штраф в 100 000 руб.

О занятости юристов во время пандемии коронавируса

Половина юристов уверены, что клиентам нужно делать скидки. Компании из наиболее пострадавших отраслей могут получить от юристов скидки и рассрочки, но общая цена услуг остается прежней. А экономические последствия пандемии профессиональное сообщество будет ощущать еще долго. Публикуем и комментируем результаты опроса «Право.ru» о том, как пандемия отразилась на юристах.

51,2% юристов говорят, что у них есть по-прежнему много текущих задач. Вирус повлиял на работу, но семейные споры, уголовные, административные и другие дела никто не отменял.

Только у 18,9% респондентов деятельность уже преимущественно связана с коронавирусом. О том, что число таких задач увеличилось у американских юристов, пишет Financial Times. Они заявляют, что звонков и запросов стало больше на 25% и более из-за юридических проблем, связанных с пандемией.

Но в России коронавирус принес юристам больше плохого, показывают результаты опроса «Право.ru». Так, четверть юристов (23,6%) в период пандемии остались без работы. Остальные опрошенные говорят о падении спроса на юруслуги. Например, в компании FTL Advisers количество новых проектов снизилось.

«Но при этом мы ведем активную работу по тем делам, которые стартовали до карантина», – делится Мария Чуманова, управляющий партнёр фирмы.

Популярные дела

Больше всего юристы заняты в судебных спорах, так ответило 28,6% опрошенных. Недалеко ушли банкротство (19,3%) и трудовые споры (19,3%), которые не теряют актуальности в период пандемии. В результате кризиса предприятия банкротятся, многие теряют работу. Трудовое право актуально и для работодателей, которым трудно или даже невозможно полностью платить зарплату.

Ведь доходы уменьшаются, а затраты по кредитам и аренде остаются. Именно трудовая практика «переваривает» все законодательные нововведения федеральных и московских властей и в режиме реального времени консультирует бизнес по нетривиальным вопросам функционирования в режиме карантина и нерабочих дней, говорит Алексей Захарько, управляющий партнер Dentons в России.

Также юристы рассказали, что они считают важным в работе с клиентами в период пандемии. По их мнению, это оперативное реагирование (32,8%), высокое качество услуг (27,5%), внимание и информирование об изменениях в законах (25,2%), скидки, отсрочка платежей, бонусы (14,5%).

Скидки и стандартный прайс

Большинство респондентов (54,2%) уверены в необходимости системы скидок и отсрочек платежей для компаний, которые больше всего пострадали от коронавируса. Гибкий подход к клиенту сейчас выбирают многие юрфирмы, чтобы дать бизнесу шанс «вернуться в игру», отмечается в статье «Поймать дно»: как российский юррынок реагирует на пандемию».

«В случае проблем фирма идет на компромисс и договаривается о скидках и рассрочках», – рассказал партнер TAXOLOGY Алексей Артюх. «Вопрос об оплате текущих проектов поднимают скорее клиенты из сильно пострадавших отраслей (общепит, гостиничный бизнес), – продолжает Мария Ильяшенко, управляющий партнер Юридическое партнерство «Курсив» .

– Стараемся договариваться об оптимизации бюджета».

16,8% ответивших в опросе полагают, что можно перераспределить ранее утвержденные бюджеты на решение срочных вопросов. И только 3,1% респондентов считают, что для таких организаций юруслуги должны быть бесплатными. Зато 26% опрошенных убеждены в том, что никаких скидок и особых условий быть не должно, ведь это такая же работа, снижать цену за нее не стоит.

Размер услуг в целом остается «докризисным». Старые цены сохранили 81,9% опрошенных. А 15,7% юристов договорились на другой тип оплаты, а сумма вознаграждения уменьшилась.

Например, в фирме INTELLECT пока не видят оснований кардинальным образом менять общий прайс, рассказывает партнер Роман Речкин: «Экономика юридической фирмы, затраты на оказание юридических услуг не изменились.

Другое дело, что в текущей ситуации для конкретных клиентов мы предлагаем индивидуальные условия. Речь может идти как о скидках в отношении стоимости услуг, так и о каких-либо отсрочках, рассрочке оплаты». Фирма FTL Advisers стоимость услуг тоже не корректировала, рассказала Чуманова.

Овчинникова тоже не чувствует особенной разницы между весной прошлого и этого года. «Поэтому изменений гонорарной политики в ближайшее время не планировала. Посмотрим, что будет дальше», – делится адвокат.

Опрос показал, как оплачиваются услуги юристов в кризис. Большинство юристов в период пандемии прибегают к фиксированной ставке (46,9%). А у 41,5% опрошенных преобладает комбинированный тип оплаты.

В опросах «в мирное время» превалировал именно комбинированный тип. Почасовой платой пользуются 7,7% юристов, а 2,3% отдают приоритет гонорару успеха.

И только 1,5% респондентов могут оказывать услуги бесплатно в рамках лояльности.

Многие юристы в коронавирусное время берут предоплату с клиентов (56,2%). В два раза меньше (20%) опрошенных принимают оплату после оказания услуг. А еще 16,2% респондентов предпочитают постоплату, но уже с обеспечением обязательств. 7,7% опрошенных перераспределяют ранее согласованные бюджеты на другие услуги.

Технологии и полезная информация

Юристы рассказали, какие технологии пригодились им в работе больше всего. Так, это электронное правосудие (48,8%) и электронный документооборот (30,4%). Онлайн-сервисы и чат-боты стали наиболее полезны для 9,6% опрошенных. Такой инструмент, как проверка контрагентов, стал актуален для 8% юристов. А 3,2% пригодилось всё сразу.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *