COVID-2021 и исполнение договорных обязательств в Российской Федерации

Новости и аналитика Новости Вс рф разъяснил, как меры по борьбе с коронавирусом влияют на сроки исполнения обязательств и сроки исковой давности

COVID-2021 и исполнение договорных обязательств в Российской Федерации

В Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с применением мер по противодействию распространения коронавируса, ВС РФ остановился, в частности, на том, какое юридическое значение соответствующие меры имеют для сроков исполнения обязательств и сроков исковой давности (обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.)).

Верховный Суд РФ указал, что нерабочие дни, установленные указами Президента РФ от 25 марта 2020 г. № 206 «Об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней» и от 2 апреля 2020 г.

№ 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» на период с 30 марта по 30 апреля 2020 года, относятся к числу мер, принятых в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, и не могут считаться нерабочими днями в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ, который под нерабочими понимает выходные и праздничные дни, предусмотренные ст. 111 Трудового кодекса и  ст. 112 ТК РФ.

Установление указанных нерабочих дней является не всеобщим, а зависит от различных условий (таких как направление деятельности хозяйствующего субъекта, его местоположение и введённые в конкретном субъекте РФ ограничительные меры в связи с объявлением режима повышенной готовности). Кроме того, дополнительные ограничительные меры по передвижению по территории, определению круга хозяйствующих субъектов, деятельность которых приостанавливается, могут вводиться на уровне субъектов РФ.

В связи с подобными обстоятельствами в дни, объявленные указами Президента РФ нерабочими, препятствия к исполнению обязательства могут отсутствовать, а в ряде случаев такое исполнение полностью невозможно.

С учетом изложенного ВС РФ пришел к выводу, что в тех случаях, когда последний день срока исполнения обязательства приходится на нерабочие дни, установленные на период с 30 марта по 30 апреля 2020 года, это не является основанием для переноса срока исполнения обязательства на ближайший следующий за ними рабочий день (ст. 193 ГК РФ). Аналогичным образом следует определять и момент окончания срока исковой давности при отсутствии предусмотренных ст. 202 Гражданского кодекса оснований для его приостановления.

Вместе с тем ВС РФ пояснил, что если обстоятельства, препятствующие своевременному исполнению обязательства, с учетом фактических обстоятельств конкретного дела могут быть квалифицированы в качестве непреодолимой силы, должник не несет ответственности за просрочку исполнения, а кредитор вправе отказаться от договора, утратившего для него интерес в связи с просрочкой. Если кредитор не отказался от договора, должник после отпадения обстоятельств непреодолимой силы обязан исполнить обязательство в разумный срок.

В тех случаях, когда обстоятельства непреодолимой силы или принятие актов органов государственной власти (местного самоуправления) привели к полной или частичной объективной невозможности исполнения обязательства, имеющей постоянный (неустранимый) характер, данное обязательство прекращается полностью или в соответствующей части на основании ст. 416 ГК РФ и ст. 417 ГК РФ.

Документы по теме:

Изменение сроков контракта в связи с COVID-19

COVID-2021 и исполнение договорных обязательств в Российской Федерации

Постановление Правительства РФ от 03.04.2020 № 443, принятое в развитие ст. 111 Закона № 44-ФЗ, распространяет свое действие только на отношения, предусмотренные Законом № 44-ФЗ: от планирования закупки до заключения контракта. При этом названное постановление не регулирует отношения, предусмотренные контрактом, в том числе не отвечает на вопросы о том, что делать сторонам со сроками исполнения обязательств, которые предусмотрены контрактом: продлевать или нет?

Ответ на данный вопрос частично содержится в Указе Президента РФ от 02.04.2020 № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» (далее – Указ № 239).

Согласно п. 2 Указа № 239 виды организаций, деятельность которых приостанавливается (ограничивается) на территории конкретных субъектов РФ, определяются руководителями регионов. При этом, под такие приостановки и ограничения не подпадают организации, перечисленные в п. 4 Указа № 239.

Следовательно, если поставщик (подрядчик, исполнитель) попадает под исключения, указанные в п.

4 Указа № 239, либо под исключения, установленные главами субъектов РФ, такой поставщик (подрядчик, исполнитель) обязан выполнить свои обязательства по контракту в сроки, которые в нем предусмотрены.

Единственное, пожалуй, исключение из данного правила предусмотрено ч. 65 ст. 112 Закона № 44-ФЗ. Названная норма позволяет сторонам подписать соглашение к контракту об изменении его условий, если невозможность его исполнения обусловлена COVID-19.

Однако, для подписания такого соглашения заказчику потребуется получить положительное решение Правительства Российской Федерации, высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ, местной администрации, что не каждому заказчику под силу.

Вторая ситуация: поставщик (подрядчик, исполнитель) подпадает под исключения и должен приостановить (ограничить) свою деятельность в соответствии с решением главы субъекта РФ на территории такого субъекта.

В этом случае, по нашему мнению, поставщик (подрядчик, исполнитель) обязан уведомить заказчика о невозможности исполнения контракта со ссылкой на Указ № 239 и решение главы региона. Заказчик не вправе применять к поставщику (подрядчику, исполнителю) штрафы в указанном случае, т.к.

вина поставщика за нарушение обязательств отсутствует, но и не может продлить сроки исполнения обязательств по контракту в отсутствие положительного решения, предусмотренного ч. 65 ст. 112 Закона № 44-ФЗ.

У заказчика 2 выхода из данного положения:

  • расторгнуть контракт по соглашению сторон со ссылкой на ч. 8 ст. 95 Закона № 44-ФЗ;
  • принять продукцию по контракту с просрочкой, формально начислить поставщику (подрядчику, исполнителю) пени за просрочку исполнения обязательств по контракту, отразить такое начисление в реестре контрактов, а затем списать пени в порядке, установленном Правительством РФ (ч. 42.1 ст. 112 Закона № 44-ФЗ) (прим.: порядок списания неустойки в 2020 году Правительство РФ пока не утвердило (на день опубликования статьи), но мы его ждем).

Несколько иначе ситуация обстоит с продление сроков исполнения обязательств при заключении контракта по Закону № 44-ФЗ в период действия карантина. В данном случае постановление Правительства РФ от 03.04.

2020 № 443 позволяет продлить срок исполнения обязательств на срок, не превышающий период от даты заключения контракта до даты окончания карантина (пп. «д» п. 1 постановления Правительства РФ от 03.04.2020 № 443).

Важно заметить, что соглашение об изменении сроков должно быть достигнуто сторонами в процессе заключения контракта, а не после его подписания.

Остались вопросы?Получите ответы на них прямо сейчас в закрытой группе WhatsApp!

Удачных закупок!

Как коронавирус повлиял на договорные обязательства

Распространение коронавирусной инфекции в России в марте-апреле текущего года породило введение властями ограничительных мер, активно повлиявших на компании: ограничение перелетов, запрет массовых зрелищных мероприятий, введение режима самоизоляции и т. д.

Каждый бизнес в подобных реалиях сталкивается с рядом актуальных вопросов: является ли коронавирус форс-мажором, который позволяет не исполнять договоры с контрагентами без угрозы применения штрафных санкций? Какие оперативные действия необходимо предпринять во взаимоотношениях с контрагентами, чтобы не столкнуться с негативными последствиями?

COVID-2021 и исполнение договорных обязательств в Российской Федерации

Форс-мажор, или, как вернее, обстоятельства непреодолимой силы, – это чрезвычайные, непредвиденные и непредотвратимые обстоятельства, возникшие в период реализации договора, которые нельзя было разумно ожидать при его заключении, избежать или преодолеть, а также это те обстоятельства, которые находятся вне контроля сторон такого договора.

В частности, к таким обстоятельствам относятся: стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, ураган), пожар, массовые заболевания (эпидемии), забастовки, военные действия, террористические акты, диверсии, ограничения перевозок, запретительные меры государств, запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами вследствие принятия международных санкций, и другие обстоятельства, независящие от воли сторон договора 1.

Закон освобождает лицо от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности, если оно докажет, что такое неисполнение явилось результатом непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Однако ни сам коронавирус, ни акты органов власти о введении режима чрезвычайной ситуации, повышенной готовности и т.п. автоматически не приравниваются к форс-мажору, не освобождают бизнес от обязательств перед контрагентами и не прекращают (изменяют) действие договоров.

Для того чтобы определенные обстоятельства были квалифицированы как форс-мажор и ввиду этого позволяли избежать ответственности за нарушение договора, они должны:

  • непосредственно влиять на возможность конкретного предприятия исполнить свое обязательство перед его контрагентом, а также
  • быть чрезвычайными, исключительными, выходящими за рамки обыденности и непредотвратимыми, т.е. без объективной возможности их устранить (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).
Читайте также:  Договор репо, сделка репо: что это такое простыми словами, операции с ценными бумагами

Иными словами, все определяется индивидуально для каждого конкретного случая и с учетом только ему присущих обстоятельств посредством суда, за исключением случаев, когда стороны самостоятельно достигли взаимопонимания и урегулировали спорные вопросы мирным путем, либо когда сам договор требует особого порядка установления подобных обстоятельств.

Органы исполнительной власти сразу нескольких российских регионов назвали распространение коронавируса форс-мажором – чрезвычайными и непредотвратимыми обстоятельствами (см., например, п. 18.1 указа мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности», п.

 28 постановления Губернатора Московской области от 12.03.

2020 № 108-ПГ «О введении в Московской области режима повышенной готовности для органов управления и сил Московской областной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и некоторых мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019) на территории Московской области»). Однако ссылка на них не будет достаточной – предприятие должно будет доказывать, что конкретные непредотвратимые обстоятельства не позволили ему выполнить свои договорные обязательства перед контрагентом.

Российские суды в настоящий момент работают в особом, ограниченном режиме. В связи с этим и еще явной недостаточностью времени для полноценного рассмотрения новых дел, пока сложно говорить о выводах из судебной практики. Хотя некоторые акты можно найти.

Судебная практика

Суд согласился с ходатайством арбитражного управляющего о запрете проведения собрания кредиторов, поскольку местом пребывания большей части кредиторов является Москва, в которой действует режим повышенной готовности, а работники предприятий обязаны соблюдать режим самоизоляции (определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 23.03.2020 по делу № А65-12263/2019).

Для внутрироссийских сделок установление наличия форс-мажора осуществляется судом в каждом конкретном случае индивидуально и с учетом представленных доказательств. Специально для этого обращаться в суд не надо. Такие обстоятельства исследуются только в судебном споре, инициированном одной из сторон договора в связи с его неисполнением.

Для внешнеторговых сделок наступление форс-мажора может быть засвидетельствовано с помощью сертификата о форс-мажоре, выпущенного ТПП РФ для каждого конкретного случая (п. 3 ст. 15 Закона РФ от 07.07.1993 № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации», п. 2.3 Положения ТПП РФ). Если у контрагента имеются возражения, то доказывать свою правоту придется в суде.

  • Следует выделить несколько возможных вариантов развития событий в отношении заключенных договоров:
  • 1) освобождение от ответственности за неисполнение договора;
  • 2) прекращение обязательства (то есть части обязанностей по договору, а не договора в целом);
  • 3) изменение или расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

Освобождение от ответственности за неисполнение договора

Компания освобождается от ответственности, если неисполнение договора вызвано форс-мажорными обстоятельствами, наступление которых сторона не могла предвидеть и предотвратить (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Например, предприятие, предоставляющее площадки для проведения банкетов, конференций или иных массовых мероприятий, не должно будет нести ответственность перед своими заказчиками-организаторами ни в виде установленного договором денежного штрафа, ни в виде убытков, которые понесли сами организаторы в связи с невозможностью проведения мероприятия (например, оплата перелетов приглашенных спикеров, приобретение оборудования и т.п.).

В аналогичной ситуации оказывается и любая компания-подрядчик, которая не успевает выполнить работы по контракту в срок по причине выполнения ее персоналом требований самоизоляции, установленных властями.

При этом сам договор и обязательства по нему продолжают существовать.

Как только чрезвычайные обстоятельства прекратятся, исполнение договора должно быть возобновлено, а сторона, не исполнившая обязательство, не будет нести ответственность за неисполнение договора в срок.

Следует помнить, что крайне важно сообщить своему контрагенту о просрочке и ее причинах как можно раньше. В первую очередь надо ориентироваться на сроки, указанные в оговорке о форс-мажоре в договоре (при ее наличии, конечно). Иначе вы рискуете потерять этот защитный антисанкционный иммунитет.

Прекращение обязательства (части обязанностей по договору, а не договора в целом)

Обязательство из договора прекращается, если оно не может быть исполнено фактически (ст. 416 ГК РФ) или если его исполнение будет противоречить какому-либо акту госоргана (ст. 417 ГК РФ).

Необходимо учесть, что фактическая невозможность исполнения должна быть постоянной, т.е. препятствия не должны прекратиться в более-менее обозримом будущем.

Как представляется, текущие ограничительные меры в связи с коронавирусом носят временный характер. Но и здесь возможны варианты.

Например, вполне оправдан отказ кафе от приемки ранее заказанной у поставщика скоропортящейся продукции, если…

Верховным Судом РФ даны разъяснения по отдельным вопросам применения гражданского законодательства, связанным с последствиями пандемии COVID-19

21.04.2020 Президиумом Верховного Суда РФ утвержден Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1.

В сферах процессуального и гражданского законодательства особое внимание следует обратить на отдельные разъяснения, указанные далее.

I. Вопросы применения гражданского законодательства

1. Сроки исполнения обязательств и сроки исковой давности

Верховный Суд РФ указывает, что установленные гражданским законодательством сроки и правила их исчисления (в частности, правила о последствиях выпадения последнего дня срока на нерабочий день (ст.193 ГК РФ)) применяются с учетом определения понятий выходных и нерабочих праздничных дней, предусмотренных трудовым законодательством (статьи 111, 112 ТК РФ).

Нерабочие дни, объявленные Указами Президента РФ от 25 марта 2020 г. № 206 и от 02 апреля 2020 г. № 239 являются мерами, направленными на предотвращение распространения инфекции, и не могут рассматриваться в качестве нерабочих дней в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ.

При этом предпринимателям рекомендуется проверить действующие договоры на предмет наличия положений о том, что те или иные спорные обязательства могут быть исполнены должником именно (или в том числе) в выходной или в нерабочий праздничный день. В этом случае правила статьи 193 ГК РФ о переносе срока на ближайший рабочий день не применяются.

Верховный Суд РФ также отметил, что фактически введение режима «нерабочих дней» являлось не всеобщим, и зависело от ряда условий (характера деятельности предприятия, его местоположения, введения в конкретном субъекте РФ ограничительных мер в связи с объявлением режима повышенной готовности). Поэтому в ряде случаев объявленные «нерабочие дни» не создали и не могли создать препятствий для неисполнения обязательств должником, что обязательно будет учитываться судами при рассмотрении споров.

Таким образом, само по себе объявление Указами Президента «нерабочих дней» в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. не является основанием для переноса срока исполнения обязательства в порядке ст. 193 ГК РФ и приостановления срока исковой давности при отсутствии оснований, предусмотренных ст. 202 ГК РФ.

  • Вопросы о восстановлении или приостановлении сроков исковой давности в связи с ограничительными мерами также должны решаться индивидуально в каждом конкретном случае (в первую очередь, ответ на эти вопросы будет зависеть от квалификации судами обстоятельств, на которые ссылается истец как на основание приостановления исковой давности, в качестве форс-мажора, либо признания таких обстоятельств уважительной причиной пропуска срока исковой давности).
  • Иными словами, если принятые органами власти меры, направленные на предотвращение распространения коронавирусной инфекции будут признаны форс-мажорными обстоятельствами, препятствующими предъявлению иска в суд (что также придется доказать истцу), срок исковой давности может быть приостановлен.
  • В остальных случаях можно пробовать обратиться в суд с заявлением о восстановлении срока исковой давности в связи с уважительной причиной его пропуска. Согласно разъяснениям Верховного Суда в текущей ситуации уважительными причинами пропуска срока могут рассматриваться:
  • невозможность обратиться с иском, вызванная соблюдением режима самоизоляции;
  • невозможность обращения в суд через интернет-приемную или по почте в силу возраста или состояния здоровья.

2. Признание пандемии и ограничительных мер форс-мажорным обстоятельством

По важнейшему вопросу о возможности признания обстоятельств, связанных с эпидемией коронавируса (а именно – эпидемиологической обстановки, ограничительных мер или режима самоизоляции), обстоятельствами непреодолимой силы Верховный Суд РФ разъясняет, что такое признание не может быть универсальным для всех категорий должников, должны учитываться тип деятельности и условия ее осуществления, включая регион, срок исполнения обязательства, характер неисполненного обязательства, степень разумности и добросовестности действий должника.

В развитие этого тезиса Верховный Суд напомнил, что ограничения, вызванные распространением коронавирусной инфекции, могут быть признаны форс-мажором в случае их соответствия критериям чрезвычайности, непредотвратимости и внешнего по отношению к деятельности должника характера и наличия причинной связи между ними и неисполнением обязательства.

При этом Суд подчеркивает, что помимо указанных характеристик форс-мажора, еще одним его признаком является относительный характер соответствующих обстоятельств (то есть всегда принимается во внимание невозможность исполнения по конкретному договору; то, что может быть признанным форс-мажором для одних договорных отношений, автоматически не является таковым для других случаев).

Верховный Суд сделал важное дополнение о том, что обстоятельствами непреодолимой силы может быть признан не только сам факт пандемии, но и «обстоятельства, вызванные угрозой распространения коронавирусной инфекции».

Иными словами, форс-мажором могут считаться последствия пандемии, причем как внешние (принятие мер со стороны государства, издание соответствующих актов, введение запретов и ограничений на передвижения лиц и транспортных средств, приостановление деятельности компаний и т.п.

), так и внутренние, например, значительное падение выручки по причине введенных ограничительных мер конкретного предпринимателя), в случае доказательства наличия причинно-следственной связи.

Читайте также:  Жалоба в МЧС на нарушение пожарной безопасности, образец заявления

Таким образом, Суд фактически допустил возможность расширения стандарта доказывания причинно-следственной связи (то есть во внимание могут приниматься не только обстоятельства, находящиеся в прямой, однозначной и тесной связи между фактом наступления пандемии и невозможностью должника исполнить конкретное обязательство, но и более косвенные и отдаленные факторы, повлиявшие в конечном итоге на просрочку).

Важным является разъяснение, что форс-мажором может быть признано отсутствие у должника денежных средств, вызванное ограничительными мерами, если их отсутствие вызвано именно такими мерами.

Ранее судебная практика не признавала финансовые трудности (отсутствие денежных средств, кризис и прочие) форс-мажором для целей применения ст. 401 ГК РФ. Теперь в разъяснениях Суда указано, что такое толкование нормы ст. 401 ГК РФ применяется по общему правилу, из которого в определенных случаях допускаются исключения.

Но с учетом того, что возможность квалификации таких финансовых затруднений связана с доказыванием чрезвычайно субъективного и оценочного обстоятельства – наличия причинно-следственной связи между такими трудностями и пандемией или ограничительными мерами, применение этого разъяснения на практике может оказаться весьма затруднительным (в случае формального подхода судей), а недобросовестные контрагенты, нарушившие свои обязательства, будут стремиться избежать ответственности со ссылкой на это разъяснение.

Несмотря на определенную полезность указанных выше разъяснений Верховный Суд, тем не менее, оставил без ответа один из важнейших вопросов, возникающих в текущей ситуации у большинства предпринимателей.

А именно – можно ли будет применять концепцию форс-мажора «по цепочке» и ссылаться на собственную просрочку исполнения в связи с просрочкой своего должника по причине форс-мажора должника.

Ожидается, что в текущей ситуации предприниматели будут пытаться в качестве стратегии защиты использовать модель «веерного» форс-мажора, однако, к сожалению, мы предполагаем, что такие иски будут удовлетворяться в исключительных случаях, и позиция судов в данном случае останется консервативной.

Верховным Суд также уточнил предмет доказывания при применении концепции форс-мажора. Так, помимо наличия обстоятельств форс-мажора и его длительности, а также причинно-следственной связи, истец должен будет доказать свою непричастность к созданию обстоятельств форс-мажора, и свое добросовестное поведение, включающее принятие им мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

В разъяснениях также указано на допустимость представления в качестве доказательств наличия обстоятельств непреодолимой силы справок и иных документы, выдаваемых компетентными органами и организациями (например ТПП).

Тем не менее, следует иметь в виду, что сами по себе такие документы не имеют для судов заранее установленной силы, поскольку квалификация обстоятельств в качестве форс-мажора является исключительной прерогативой суда.

Но их наличие может пригодиться при доказывании добросовестного поведения истца (особенно актуальным это является, если в договоре стороны приняли на себя обязанность обратиться в такие органы при наступлении форс-мажорных обстоятельств).

В разъяснениях Верховного Суда также отмечено, что должнику предоставляется разумный срок на исполнение обязательства, если кредитор не отказался от договора в связи с утратой интереса после отпадения обстоятельств непреодолимой силы.

3. Прекращение обязательств на основании ст. 416 или ст. 417 ГК РФ

Верховный Суд РФ разъяснил, что применение указанных статей возможно в случае, если имеется полная или частичная объективная невозможность исполнения обязательства, имеющая постоянный (неустранимый) характер.

В данном случае Верховный Суд указывает на постоянный характер невозможности исполнения обязательств, при наличии которой могут применяться положения статей 416 и 417 ГК РФ.

В качестве примера такой «вечной» невозможности можно привести гибель индивидуально-определенной вещи в результате наступления соответствующих обстоятельств либо причинение вреда исполнителю услуг (например, в творческой сфере), препятствующих личному исполнение обязательств . Напомним, что ст.

416 ГК РФ, посвященная прекращению обязательств в связи с фактической невозможностью его исполнения, не упоминает о характере невозможности исполнения. То есть не определяет, постоянная или временная невозможность должна иметь место для прекращения обязательства по этой статье.

Обращаем Ваше внимание, что в случае юридической невозможности исполнения обязательства (ст. 417 ГК РФ), причиной которой является издание актов государственных органов, по общему правилу предполагается временный характер такой невозможности исполнения (то есть до отмены акта органа).

Таким образом, перед подачей иска в суд рекомендуется проанализировать и оценить характер невозможности исполнения обязательства в связи с наступившими обстоятельствами.

А именно установить, будет ли в принципе возможно исполнить обязательство, если в течение срока его действия отпадут обстоятельства, вызвавшие невозможность исполнения.

Если же невозможность исполнения окажется временной, и срок обязательства после отпадения препятствий еще не истечет, полагаем, что шансы на успешное применение в суде статьей 416, и особенно 417 ГК РФ будут крайне не велики.

4. Признание пандемии и ограничительных мер существенным изменением обстановки для целей применения ст. 451 ГК РФ

Фактически Верховным Судом РФ не дано каких-либо разъяснений, которые могли бы помочь судам (и сторонам договора) в вопросах квалификации пандемии и ограничительных мер как существенного изменения обстоятельств в целях применения ст. 451 ГК РФ. Верховный Суд РФ ограничился перечислением общих подходов.

При этом Верховный Суд напомнил, что положения статьи 451 ГК РФ носят диспозитивный характер и применяются постольку, поскольку иное не предусмотрено договором.

Поэтому прежде чем обратиться в суд с иском о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств, мы рекомендуем проверить спорный договор на предмет наличия в нем положений, блокирующих возможность расторжения договора по такому основанию.

Также Верховным Судом РФ не даны разъяснения о возможности в сложившихся обстоятельствах отдавать приоритет изменению договора вместо его расторжения, поскольку изменение обстановки вызвано совершенно чрезвычайным обстоятельством, с которым ранее не приходилось сталкиваться. Это может привести к усложнению переговорных процессов между контрагентами.

В Обзоре Верховного Суда также не разрешен ключевой вопрос о возможности ретроактивного действия решения суда в порядке применения статьи 451 ГК РФ.

В том числе не дано разъяснений о конкретных условиях или ситуациях, в которых истец мог бы рассчитывать на применение судом последствий расторжения договора с определенного момента в прошлом.

Представляется, что прекращение договорной связи с контрагентом с момента, когда в ней фактически отпала экономическая целесообразность в связи с изменившейся обстановкой, позволило бы должнику по обязательству максимально восстановить баланс интересов.

В текущей ситуации, даже получив решение суда о расторжении договора, с учетом возможных сроков на его оспаривание ответчиком, момент фактического выхода истца из договора будет существенно отсрочен, а до этого момента все обязательства по договору, в том числе санкции за его нарушение, сохраняют силу, что безусловно остается основной проблемой в текущей ситуации.

Кроме того, от Верхового Суда РФ ожидали более четкого указания на возможность применения ст.

451 ГК РФ и квалификации нынешней ситуации как существенного изменения обстановки, поскольку российские суды с осторожностью вмешиваются в договорные отношения сторон.

Однако в сложившейся ситуации очевидно, что баланс прав и интересов контрагентов зачастую может быть найден только с помощью третьей стороны – суда, и необходимо поменять подходы судов к применению ст. 451 ГК РФ.

Верховный Суд в разъяснениях также подчеркнул, что отказаться от договора в связи с нарушением контрагентом своих обязательств (что является актуальным в текущей ситуации), можно также с применением других институтов гражданского права.

В частности, выйти из договора можно будет при нарушении контрагентом встречного обязательства (вне зависимости от причин просрочки контрагентом своего исполнения, в том числе в связи с форс-мажором у другой стороны) по ч. 2 ст. 328 ГК РФ.

О чем подумать, что сделать

Обзор Верховного Суда РФ должен быть направлен на обеспечение единообразного применения законодательства и устранения вопросов, которые уже возникли и у судов, и у компаний.

Несмотря на это, Обзор не содержит четких критериев, позволивших бы однозначно ответить на большинство имеющихся вопросов, в том числе, является ли пандемия и вызванные ею ограничительные меры форс-мажором. По каждому из спорных вопросов Верховный Суд РФ указывает на необходимость учета особенностей конкретной ситуации в свете ранее сложившихся подходов к решению возникающих проблем.

  1. Возможно, единственным значимым разъяснением является указание на саму возможность квалификации в качестве форс-мажора финансовых трудностей из-за пандемии и ограничительных мер, которые привели к невозможности исполнения обязательств.
  2. Представляется, что в связи с этим практика применения разъяснений Обзора судами будет значительно различаться, а в связи с отсутствием ясных критериев важнейшая роль будет отведена доказыванию связи наступления тех или иных обстоятельств с мерами, направленными на ограничение распространения коронавирусной инфекции.
  3. Специалисты компании «Пепеляев Групп» готовы оказать комплексную правовую поддержку по сопровождению судебного разбирательства в арбитражных судах и судах общей юрисдикции всех уровней, а также проконсультировать по любым вопросам, возникающих в связи с распространением коронавирусной инфекции и принимаемых ограничительных мер.
  4. ___________________________
  5. Читать также:
  6. Верховным Судом РФ даны разъяснения по отдельным вопросам применения процессуального законодательства, связанным с последствиями пандемии COVID-19
  7. Разъяснения ВС РФ, касающиеся законодательства о банкротстве
  8. Новое об административной ответственности в Обзоре Президиума Верховного Суда РФ
  9. Для того, чтобы подписаться на рассылки, зарегистрируйтесь в Личном кабинете
Читайте также:  Чек-лист: что учесть при переводе работников на удаленку

Вс разъяснил, когда коронавирус считается основанием для неисполнения обязательств бизнеса

МОСКВА, 21 апреля. /ТАСС/. Предприниматели могут быть освобождены от ответственности за нарушения договорных обязательств из-за распространения коронавируса COVID-19, если смогут подтвердить, что это стало обстоятельством непреодолимой силы для исполнения обязательств. Это разъяснил Верховный суд России в подготовленном обзоре с разъяснениями судьям.

Верховный суд напомнил, что если гражданин, согласно Гражданскому кодексу РФ, может быть освобожден от ответственности за нарушение обязательств при отсутствии вины, то «лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств».

ВС напомнил, что «обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий».

Так, не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей.

«Признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т. д.)», — разъяснил Верховный суд.

Вводимые из-за угрозы коронавируса ограничения, в том числе запрет на передвижение транспортных средств, введение режима самоизоляции граждан, «могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлены их соответствие названным выше критериям таких обстоятельств и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства», — говорится в обзоре Президиума ВС РФ.

Основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств может быть признано отсутствие у должника необходимых денежных средств, если это вызвано установленными ограничительными мерами.

«Освобождение от ответственности допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения)», — пояснил ВС.

Обстоятельства непреодолимой силы не прекращают обязательств должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали. Но кредитор не лишен права отказаться от договора, если вследствие объективно возникшей просрочки он утратил интерес в исполнении.

При этом должник не отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы.

ВС напомнил, что если такие обстоятельства носят временный характер, то сторона может быть освобождена от ответственности на разумный период действия таких обстоятельств.

Доказательства в суде

Таким образом, отмечает ВС, если иное не установлено законами, для освобождения от ответственности за неисполнение своих обязательств сторона должна доказать: наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы; наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств; непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы и добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

Кроме того, отметил Верховный суд, обстоятельства, которые стороны не могли предвидеть при заключении договоров, могут являться основанием для изменения и расторжения договоров, если при предвидении этих обстоятельств договор не был бы заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Подготовленный Верховным судом обзор по вопросам, возникающим у судов в связи с пандемией коронавируса, содержит 26 подробных разъяснений по рассмотрению дел, связанных с коронавирусом, по всем видам судопроизводства, включая исчисление процессуальных сроков, назначения или переноса судебных рассмотрений. Обзор на 29 страницах имеет обозначение под номером 1, между тем в Верховном суде сообщили, что продолжается подготовка разъяснений по другим вопросам, поступившим от судов.

Контракты с поправкой на COVID. Спасут ли бизнес новые оговорки о форс-мажоре?

Удастся ли российскому бизнесу извлечь пользу из нововведений, рассказали руководитель Екатеринбургского офиса Коллегии адвокатов «Регионсервис», адвокат Александр Золоев и руководитель проектов Екатеринбургского офиса Коллегии адвокатов «Регионсервис», адвокат Павел Семенцов.

Пандемия COVID-19 показала, что оговорка о форс-мажоре в договоре не просто дань моде и формальное (редко используемое) условие, а важный элемент договора. Как показывает практика, успешная ссылка на форс-мажор позволяет стороне освободиться от ответственности (взыскания неустойки, компенсации убытков и т.п.).

Оговорки МТП о форс-мажоре и о существенном изменении обстоятельств широко распространены во внешнеэномических контрактах. Однако их нередко можно встретить и во внутрироссийских сделках с крупными контрагентами, в том числе в различных тендерах. В этом случае предпринимателям необходимо понимать, все ли «нюансы» оговорок МТП применимы по российскому праву.

Оговорки предназначены для использования в договоре путем включения их в явной форме путем цитирования либо путем ссылки на них. Например, достаточно следующей фразы: «Оговорка МТП о форс-мажоре 2020 года (полная форма) включена в настоящий договор». При этом важно понимать, что оговорка является частью соглашений сторон, но не отдельным нормативно-правовых актом.

Оговорка МТП о форс-мажоре полезна тем, что, кроме перечня предсказуемых форс-мажорных обстоятельств, содержит также формулу, по которой можно определить, является ли событие, не входящее в этот перечень, обстоятельством непреодолимой силы.

Однако в российском праве непреодолимая сила (форс-мажор) в любом случае должна соответствовать критериям чрезвычайности и непредотвратимости.

В этой связи, если стороны назовут в договоре форс-мажором какое-либо обстоятельство, которое указанным критериям не соответствует (например, падение генерального директора с велосипеда), то для российского суда это не будет иметь значения.

Краткая форма оговорки о форс-мажоре состоит из нескольких ключевых положений, охватывающих наиболее важные аспекты форс-мажора, и подходит для использования компаниями среднего и малого бизнеса. Однако она не содержит некоторых рекомендаций, приведенных в полной форме оговорки. Поэтому для крупного бизнеса, больших и долгосрочных контрактов целесообразно использовать полную форму оговорки.

Стоит обратить внимание на правило о том, что договор может быть расторгнут любой из сторон, если продолжительность препятствия превышает 120 дней. Подобное правило способно предотвратить многочисленные споры между предпринимателями. При этом стороны могут как существенно увеличить, так и существенно уменьшить данный срок по договоренности.

Оговорка МТП о существенном изменении обстоятельств прямой аналогии в российском праве не имеет. В случае включения такой оговорки во внутрироссийскую сделку суду придется решать, о чем именно идет речь (невозможность исполнения, изменение договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами и др.), а также насколько допустимо сторонам изменять законодательные правила.

Складывается впечатление, что авторы оговорки МТП попытались наполнить понятие форс-мажора через редактирование перечня конкретных обстоятельств.

В обновленной редакции оговорки МТП нашлось место и необъявленной войне, и санкциям, и преднамеренному замедлению работы (итальянская забастовка).

Оговорка МТП содержит презумпцию, что эпидемия является форс-мажором, однако ссылающийся на форс-мажор контрагент в любом случае должен доказать, что последствия не могли быть им разумно предотвращены или преодолены. Доказывать, что эпидемия носит характер пандемии — не обязательно.

Безусловно, оговорки МТП о форс-мажоре и о существенном изменении обстоятельств заслуживают внимания российского бизнеса, даже если он заключает только внутрироссийские сделки. Какие из обстоятельств, указанных в оговорке МТП, будут приниматься отечественными судами в качестве непреодолимых, а какие нет — покажет практика.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *